Книги со скидкой

г.

Начало осады Кхешани, одного из самых известных и противоречивых сражений Вьетнамской войны

В январе 1968 года командованию США было уже очевидно, что противник собирается предпринять крупномасштабные действия возле Кхешани. Уэстморленд принял решение организовать для гарнизона базы постоянную авиационную поддержку с привлечением тактической и стратегической авиации — этот план получил кодовое название «Ниагара». Кроме того, на базу были переброшены дополнительные силы, и к концу января Кхешань оборонял усиленный полк, подразделения которого занимали не только саму базу, но и высоты северо-восточнее неё, за которые велись бои в прошлом году. Командовал этими силами полковник Дэвид Лаундс.

20 января часовым на периметре базы добровольно сдался северовьетнамский младший офицер, сообщивший, что в ближайшие часы база будет атакована. Утром 21 января Кхешань подверглась сильному артиллерийскому обстрелу, в ходе которого было уничтожено главное хранилище боеприпасов. Одновременно наземной атаке подверглись пост морской пехоты на высоте 861 и деревня Кхешань в нескольких километрах от самой базы. Морские пехотинцы отразили атаку на высоте, но деревня была потеряна. В этот же день началась основная фаза операции «Ниагара».

Непосредственно в районе базы находились две полные дивизии северовьетнамской армии — 304-я и 325C — а также по меньшей мере два полка из других дивизий. Как утверждал министр обороны Северного Вьетнама Во Нгуен Зяп, целью осады Кхешани было отвлечь внимание и силы противника накануне намеченного на конец января Тетского наступления. Некоторые американские авторы подвергают это утверждение сомнению, полагая, что истинной целью северовьетнамцев был захват базы, что стало бы серьёзным поражением для США. Существует неясность и по вопросу того, осуществлял ли Зяп личное руководство боевыми действиями из полевого штаба возле базы. В своём скандально известном интервью итальянской журналистке Ориане Фаллачи Зяп подчеркнул, что Кхешань не была и не могла стать повторением Дьенбьенфу.

Но высшее американское руководство восприняло сосредоточение крупных сил противника вокруг базы именно как попытку вьетнамцев повторить успех Дьенбьенфу — сражения 1954 года, в котором вьетнамская армия после двухмесячной осады захватила хорошо укреплённую французскую крепость. Как считается, именно поражение при Дьенбьенфу окончательно заставило Францию пойти на подписание Женевских соглашений и отказ от своих колоний в Индокитае. Именно такая параллель проводилась американскими средствами массовой информации, и это серьёзно беспокоило президента Линдона Джонсона. Он постоянно следил за событиями в Кхешани (для чего в Белом доме был создан специальный макет базы) и распорядился отдавать поддержке осаждённого гарнизона приоритет по сравнению со всеми другими операциями во Вьетнаме.

Одним из ключевых факторов, предопределивших исход сражения, стала американская огневая мощь. Ежедневно вся местность, прилегающая к базе, подвергалась интенсивным авианалётам и артиллерийским обстрелам. В пиковые моменты каждые 90 минут совершался налет трёх бомбардировщиков B-52, каждый из которых нёс 27 т бомб. Вьетнамские войска тщательно маскировали свои позиции, и большую роль в их обнаружении играли акустические датчики, разбрасывавшиеся американскими самолётами. Эти датчики позволяли своевременно обнаружить передвижение большой группы людей. Эффективность такого наведения была столь высокой, что северовьетнамские войска оказались неспособны сконцентрировать достаточное для успешной наземной атаки число подразделений, не подвергая их риску крупных потерь ещё до начала наступления.

Типичным примером этого были события 29 февраля — 1 марта, когда база была трижды атакована силами полка, но каждый раз шедшие в атаку подразделения попадали под сильнейшее огневое воздействие авиации и артиллерии, что позволило оборонявшему данный сектор южновьетнамскому батальону рейнджеров легко отразить нападение. Фактически за всю осаду Кхешани силы Народной армии Вьетнама организовали всего несколько атак батальонного или полкового уровня, добившись успеха дважды: им удалось взять деревню Кхешань и лагерь спецназа Лангвей. Ни один из американских аванпостов на высотах вокруг базы взят не был, как и ни один сектор самой базы. После 1 марта наземные атаки вообще прекратились.

Лагерь Лангвей был взят в ночь на 7 февраля. Он оборонялся несколькими сотнями ополченцев из местных племён под руководством «зелёных беретов» и остатками батальона лаосской армии, вынужденно перешедшего границу после начала северовьетнамского наступления в южном Лаосе. Противник атаковал лагерь ночью, из-за чего авиационная поддержка защитников Лангвея была крайне ограниченной. Кроме того, в ходе штурма северовьетнамские войска успешно использовали танки ПТ-76 — это был второй случай использования коммунистическими силами танков в Южном Вьетнаме.

Основным способом ведения осады стали регулярные артиллерийские и миномётные обстрелы. Ежедневно по базе выпускались сотни снарядов и мин. Пассивная оборона и постоянные обстрелы негативно сказывались на моральном состоянии защитников Кхешани. Условия жизни в осаде были достаточно тяжёлыми, особенно остро чувствовался дефицит воды; по воспоминанию одного морского пехотинца, нёсшего службу на аванпосте в горах, на все нужды у него была половина фляги в день. База полностью зависела от «воздушного моста», и каждый самолёт, садившийся в Кхешани, встречал плотный зенитный огонь. В отличие от Дьенбьенфу, потери транспортной авиации при снабжении осаждённого гарнизона оказались очень невелики, но полёты в район Кхешани всё же были очень небезопасными.

После того, как вьетнамцам 10 февраля удалось сбить транспортный C-130, американское командование ввело запрет на посадку самолётов этого типа на аэродроме осаждённой базы. Доставку грузов посадочным способом продолжали не такие большие (и, соответственно, менее уязвимые для зенитного огня) самолёты C-7 и C-123. Такое ограничение серьёзно усложнило снабжение гарнизона, суточные потребности которого оценивались в 235 т грузов, так как C-130 был наиболее вместительным из имевшихся самолётов. Тогда стал практиковаться сброс грузов на парашютах. Труднее всего оказалось снабжать аванпосты в горах; для этого использовалась методика, получившая название Super Gaggle — грузы доставляла большая группа вертолётов, которую прикрывала такая же группа штурмовиков A-4, подавлявшая выявленные огневые точки противника.

Осада Кхешани рассматривалась американским командованием как возможность в полной мере использовать огромную огневую мощь сил США против крупных сил противника. Как правило, в ходе Вьетнамской войны такой возможности не было, так как НФОЮВ и северовьетнамская армия предпочитали вести партизанскую войну, а географические условия Южного Вьетнама позволяли успешно избегать обнаружения даже целым батальонам. Однако даже огневая мощь не гарантировала удержания базы. Американские средства массовой информации уделяли осаде очень большое внимание, и было очевидным, что падение Кхешани стало бы очень крупным успехом коммунистических сил, если не военным, то пропагандистским. Ежедневные репортажи о ситуации вокруг базы и продолжающемся Тетском наступлении производили сильное впечатление на американское общество. В конце февраля один из известнейших телеведущих Уолтер Кронкайт предрекал, что Кхешань обречена пасть. Именно в это время произошло нечто необъяснимое: северовьетнамские войска начали отступать.