ГлавнаяНоябрь30 ноября › Лондонский Музей естествознания признал подделкой череп пилтдаунского человека

Лондонский Музей естествознания признал подделкой череп пилтдаунского человека

«Пилтдаунский человек», также «Пильтдаунский человек» — одна из самых известных мистификаций XX века. Костные фрагменты, обнаруженные в 1912 году в гравийном карьере Пилтдауна, были представлены как окаменелые останки ранее неизвестного древнего человека — «недостающего звена» в эволюции между обезьянами и человеком.

С самого начала реконструкция черепа «пилтдаунского человека» в исполнении Смита Вудворда вызвала много сомнений. В частности, Артур Кит ещё во время первого показа 18 декабря 1912 года высказал мнение о том, что височно-нижнечелюстной сустав черепа подобен суставу современного человека и «обезьяноподобный» клык несовместим с ним. Впоследствии, в июне 1913 года, со слепков пилтдаунских фрагментов, которые поступили в Музей Английского королевского хирургического колледжа, он самостоятельно смоделировал череп и обнаружил, что черепной полости в реконструкции Смита Вудворда ещё к тому же и не хватает минимум 250—300 см3.

А. Кит изложил свои соображения сначала в узком кругу учёных, среди которых был и его давний друг, профессор анатомии из Манчестера, Графтон Эллиот Смит. Но единственным, кого он смог тогда убедить, был британский зоолог Эдвин Рей Ланкестер. Это не остановило Артура Кита, и он, отстаивая своё мнение, указал на анатомические несоответствия в реконструкции Вудворда зарубежным ученым, участникам Международного медицинского конгресса, который проходил в августе 1913 года в Лондоне, и напечатал соответствующий материал в «Таймс». Такие действия вызвали возмущение научного сообщества Великобритании, а Элиот Смит разорвал дружбу с Китом.

Впрочем, позже к Артуру Киту присоединился анатом Дэвид Уотерстон, который 13 ноября 1913 года высказал свои критические замечания относительно пилтдаунской находки в публикации журнала «Нэйче» и сделал вывод, что челюсть практически идентична шимпанзе, а фрагменты черепа по сути имеют человеческий облик, а потому было бы нелогично считать, что они могли принадлежать одной особи.

В 1915 году американский зоолог Герит Смит Милер опубликовал результаты более детального изучения слепков пилтдаунских образцов с выводом о том, что челюсть принадлежит ископаемому шимпанзе. Впоследствии такая точка зрения получила значительную поддержку и среди других учёных, в частности французского палеонтолога Марселлена Буля.

И наконец, в 1923 году немецкий анатом Франц Вейденрейх, проанализировав остатки, сообщил, что это череп современного человека и челюсть орангутана с подпиленными зубами.

Кроме того, останки древних людей, найденные в последующие годы в Африке, Китае, Индонезии и других частях Азии и Европы, не свидетельствовали о наличии большого мозга и обезьяноподобной челюсти, как у «пилтдаунского человека». Наоборот, они наводили на мысль о том, что сначала челюсть и зубы приобрели человекоподобный вид, а уже потом значительно развился и мозг. Когда разногласий стало слишком много, чтобы их можно было игнорировать, и появились новые методы исследований, пилтдаунские остатки снова начали анализировать.

В 1949 году английский антрополог Кеннет Окли провёл серию тестов фторного анализа найденных окаменелостей, которые показали, что находкам, вероятно, не более 50 000 лет. После этого для более тщательного изучения материалов к Окли присоединились представители Оксфордского университета: антрополог Вилфрид ле Грос Кларк и анатом Джозеф Вайнер. Совместными усилиями они выяснили, что пилтдаунские фрагменты черепа и челюсти принадлежали двум разным видам — человеку и обезьяне, вероятнее всего, орангутану. Царапины на поверхности зубов, которые видны под микроскопом, указали на то, что они были подточенные снизу, чтобы больше быть похожими на человеческие. Ученые также обнаружили, что большинство находок из пилтдаунского карьера были искусственно состарены и окрашены под цвет местного гравия. Из всего этого они сделали вывод, что «пилтдаунский человек» — это наглая подделка и изысканный научный обман, о чём и сообщили общественности 30 ноября 1953 года публикацией в «Таймс».