ГлавнаяИюнь20 июня › В газете «Правда» опубликована статья Сталина «Марксизм и языкознание»

В газете «Правда» опубликована статья Сталина «Марксизм и языкознание»

Марксизм и вопросы языкознания — работа Иосифа Виссарионовича Сталина, основная часть которой опубликована впервые 20 июня 1950 года в газете «Правда» и в том же году изданная массовым тиражом отдельной брошюрой.

Работа Сталина состоит из нескольких частей. Сначала идёт, в стиле интервью или катехизиса впервые опубликованная в «Правде» 20 июня основная часть: ответы неким «товарищам из молодёжи». Затем идут опубликованные несколько позже в той же газете, уже после завершения дискуссии, четыре «ответа» конкретным корреспондентам по поводу первой публикации. Ответ Крашенинниковой опубликован 4 июля, остальным — 2 августа.

Сталин, начиная с оговорки «я не языковед, и, конечно, не могу полностью удовлетворить товарищей», касается в основном философской стороны языка и его связи с общественными формациями. Сталин показывает, что такой связи нет, русский язык в целом после «Октябрьского переворота» не поменялся, а утверждения Марра не соответствуют взглядам, например, Энгельса, который придерживался вполне традиционных лингвистических теорий. Теория классовости языка объявлена «примитивно-анархической», схожие идеи Сталин усматривает у деятелей Бунда. Критикуются также явно абсурдные и недоказуемые положения марризма о «четырёх элементах» и т.п. Особо упоминается и критикуется «аракчеевский режим в языкознании», «не свойственный науке и людям науки» и возникший в результате последнего наступления марризма. Впрочем, Сталин отказывается считать деятельность И.И. Мещанинова и его ближайших коллег вредительством, будучи «убеждён в честности».

В качестве альтернативного Сталин предлагал сравнительно-исторический метод, который, при «серьёзных недостатках», всё же «толкает к работе, к изучению языков». Тем самым статья Сталина снимала с компаративистики тяготевшие над ней в 1920—1940-е годы обвинения марристов в «буржуазности» и расизме.

Оценка работы Сталина противоречива. С одной стороны, она ясно показала бесперспективность как марризма вообще, так и попыток построить особое «марксистское языкознание», осудила «аракчеевские порядки в языкознании», насаждавшиеся марристами: тем самым это привело к значительному оздоровлению обстановки в советской лингвистике, переживавшей новую волну вненаучных проработочных кампаний, к деполитизации науки о языке. С другой стороны, она осуждала исследования семантики, содержала ошибочные суждения, которые лингвисты были вынуждены некоторое время воспроизводить. Одну из ошибок Сталина сам же он в сущности исправил в ответе заметившему её Санжееву — о том, что возникновение новых языков якобы невозможно, если праязык уже сложился как литературный.