Книги со скидкой

г.

Боевики «Иргуна» и «Лехи» учинили резню в Дейр-Ясине

Резня в Дейр-Ясине — события 9 апреля 1948 года, в ходе которых арабская деревня Дейр-Ясин была захвачена еврейскими нерегулярными вооружёнными формированиями Иргун и Лехи, принадлежавшими к радикальным организациям сионистов-ревизионистов. В результате нападения на деревню были убиты, по разным оценкам, от 107 до 254 жителей деревни, 12 — ранены. Отряды нападавших понесли потери 5 человек убитыми и 50 — ранеными при общей численности 132 человека.

Отряд Лехи приближался к Дейр-Ясину со стороны Гиват-Шауля, в то время как один из отрядов Иргуна приближался к деревне с востока, а другой с юга. Несмотря на свою уверенность, боевики были, согласно всем отзывам, не обучены, плохо подготовлены и неопытны. Громкоговоритель, с помощью которого предполагалось убедить жителей покинуть деревню, был не исправен и плохо работал, к тому же грузовик, на котором он был расположен, попал в канаву и застрял за пределами деревни.

В 4 часа 45 минут утра часовой в деревне заметил нападавших. Он крикнул по-арабски «Махмуд!», но одному из боевиков Иргуна показалось, что он сказал «Ахдут». Он ответил отзывом на пароль — «Лохемет!», и арабы открыли огонь.
Командиры Иргуна и Лехи полагали, что жители деревни её покинут, спасаясь бегством, однако нападение встретило сопротивление. По мнению Гелбера, жители деревни не осознавали, что целью атакующих был её захват, и полагали, что это всего лишь налёт, в результате чего они не спаслись бегством, когда у них ещё был такой шанс. Снайперский огонь защитников с высоких точек, особенно из дома мухтара, успешно сдерживал атаку. У атакующих не было опыта атаки на арабскую деревню, и они были плохо вооружены. Они прибегли к тактике захвата домов один за другим. Перед заходом в дом в окно и в дверь бросали гранаты, по две гранаты на дом, согласно приказу командира Иргуна Бенциона Коэна. Эзра Яхин, участник нападения, вспоминал: «Чтобы овладеть домом, нужно было либо бросить гранату, либо вести огонь. Кто по глупости открыл бы дверь, тот был бы тут же убит, иногда мужчинами, одетыми в женскую одежду».

Силы Лехи продвигались медленно, занимая дом за домом. Оружие выходило из строя, некоторые из боевиков не выдергивали чеку, кидая гранаты, а командир отряда Лехи Амос Кейнан был ранен собственными людьми. В то же время боевики Иргуна на другой стороне деревни также испытывали трудности. Около 7 часов утра командиры Иргуна, деморализованные сопротивлением арабов и своими растущими потерями, передали отряду Лехи сообщение, что ими рассматривается возможность отступления. В ответ на это из Лехи было послано сообщение, что они уже в деревне и ожидают скорой победы. Большое количество раненых представляло собой проблему. Были вызваны машины скорой помощи со станций Красного Маген Давида. Боевики брали кровати из домов и снимали двери с петель, укладывали на них раненых и велели жителям деревни переносить их к машинам скорой помощи. Они полагали, что снайперы не будут стрелять по своим односельчанам, но согласно Мильштейну, «арабы стреляли и ранили нескольких „носильщиков“».

Иргун организовал подвоз взрывчатки с базы в Гиват Шауле и начал с её помощью захватывать дома. В ряде случаев в результате силы взрыва разрушались целые части дома, хороня под собой его защитников и находящихся в доме гражданских лиц. Согласно Мильштейну, имеются как минимум два свидетельства членов Хаганы, находившихся на месте событий, о том, что боевики Лехи использовали громкоговоритель с целью убедить жителей сдаться. Около ста жителей было взято в плен к концу дня. Примерно в 10 утра прибыл отряд Пальмаха с броневиком и двухдюймовым минометом. С помощью трёх выстрелов из миномета были нейтрализованы снайперы, ведшие огонь из дома мухтара. Офицер Лехи Давид Готлиб сказал, что Пальмах завершил «в течение часа то, что мы не могли довести до конца в течение нескольких часов». Бой прекратился примерно в 11 утра.