Третий крестовый поход: битва при Арсуфе между Саладином и Ричардом Львиное Сердце

Битва при Арсуфе — битва в рамках Третьего крестового похода между силами крестоносцев во главе с королём Англии Ричардом Львиное Сердце и силами айюбидов во главе с султаном Салах ад-Дином, произошедшая недалеко от города Арсуф.

7 сентября 1191 года, как только передовые отряды Ричарда начали двигаться, разведчики заметили в лесах движение, обнаруживая тем самым присутствие многочисленной армии Саладина.

Ричард предполагал неизбежность битвы с Саладином и заранее выстроил своё войско в боевой порядок: тамплиеры во главе с Робером де Сабле составляли авангард, за ними следовали личные войска Ричарда, состоявшие из бретонцев, нормандцев, англичан и объединённых войск Аквитани, Анжу, Гаскони и Пуату. Ги де Лузиньян командовал объединёнными силами королевства Иерусалимского.

За ними следовали фламандцы под командованием Жака д'Авена и французский контингент во главе с Гуго III Бургундским; иоанниты составляли арьергард. Все части состояли из пехоты и из кавалерии; первые маршировали по берегу, вторые — следовали за ними на кораблях в непосредственной близости. Наибольшие надежды Ричард возлагал на рыцарские ордена, воины которых были наиболее дисциплинированы и уже имели опыт сражений в Святой земле.

Крестоносцы маршировали на юг, айюбиды ударили с севера, в тыл противнику. Точный состав войск Саладина неизвестен, хронист Амбруаз, в своей рукописи «История священной войны» пишет, что пехота состояла из суданцев и бедуинов, легкая кавалерия из сирийцев и турок, тяжёлую кавалерию составляли, в частности, мамлюки. Армия была разделена на три части: центр и правое и левое крыло.

Саладин, направив своих лучников в атаку, попытался вынудить тяжёлых рыцарей крестоносцев контратаковать, чтобы из-за неудачной позиции они сломали свой строй и стали лёгкой добычей для пехоты айюбидов. Натиск армии айюбидов был невероятно силён, о чём свидетельствует рукопись «Путешествие короля Ричарда» — Itinerarium Regis Ricardi:

Богомерзкие турки напали на нашу армию со всех сторон, с направления моря и земли. На две мили вокруг не было места, даже пяди земли, которое бы не было покрыто враждебной расой турок

Ричард позволил своим копейщикам выйти вперёд, построив тем самым стену из копий, и расставил между ними арбалетчиков для ответного обстрела противника; своих рыцарей отправил за импровизированную стену, запретив им атаковать до его сигнала. Ричард намеревался подождать, пока первые силы сарацин подойдут на расстояние ближнего боя, и лишь затем повести свою кавалерию в разрушительную атаку. Лучники сарацин не могли нанести серьёзного вреда солдатам, закованным в тяжёлую броню. От обстрела страдали иоанниты, находящиеся в самом конце колонны. На них сразу можно было напасть с трёх сторон — с обоих флангов и с тыла. Многим воинам, замыкающим колонну, приходилось идти спиной вперед, чтобы, подняв щиты, защищать себя и своих товарищей от стрел сарацин, направленных в спины.

Приободряя своих воинов, сам Саладин вместе с младшим братом Сайаф ад-Дином решились возглавить войско, подвергая себя невероятной опасности быть убитыми арбалетчиками, чьи стрелы летели сравнительно дальше стрел айюбидов.

Все попытки айюбидов разбить строй христиан и остановить их продвижение к Арсуфу оказались безуспешными. Ричард твёрдо намеревался сохранить единство армии и контратаковать строго в определённый момент, когда мусульмане, выведенные из себя постоянными безуспешными атаками, ослабят напор. Но выжидать становилось всё труднее, потому как люди, помимо того что страдали от жары и жажды, теряли много лошадей. Некоторые из рыцарей Ричарда начинали сомневаться в возможности контратаки, так как многим из них приходилось присоединяться к пехоте, теряя своих лошадей.

Магистр ордена госпитальеров, Гарнье де Наплуз, неоднократно просил разрешения Ричарда атаковать противника, но всякий раз получал отказ. Но раздражённые и несущие потери среди лошадей иоанниты, не выдержав напора мусульман и не дождавшись сигнала Ричарда, прорвались сквозь строй пехоты и контратаковали правый фланг сарацин.

Вслед за иоаннитами в атаку бросились французские рыцари, идущие перед ними. Ричард понял, что его план по удержанию единого фронта погиб, и ему не оставалось другого выбора, кроме как направить остальную часть войска в массовую атаку. И всё-таки, несмотря на отрыв арьергарда, кавалерия атаковала единым фронтом, замкнутой линией из тяжёлых всадников, сдержать который у сарацин не было возможности. Самих мусульман, как отмечает Баха ад-Дин, такой резкий переход от пассивной защиты к свирепой атаке со стороны крестоносцев привел в замешательство и показался им частью заранее разработанной стратегии.

Уже вступивший в перестрелку с крестоносцами правый фланг сарацин, хоть и был плотно собран, но всё-таки находился слишком близко к врагу, чтобы успеть отступить. Некоторым из всадников пришлось спешиться, чтобы более эффективно разить крестоносцев из лука, но это не принесло им успехов. Рыцари, мстя за потери, нанесённые им за время пассивной обороны, уничтожили весь правый фланг сарацин.

Баха ад-Дин отмечает: «Разгром был полный». Сам летописец оказался в середине правого фланга во время контратаки крестоносцев. Пытаясь спастись, он устремился в сторону левого фланга, но обнаружил, что он также атакован крестоносцами. В результате Баха ад-Дин укрылся под защитой личных телохранителей Саладина, которых оставалось лишь 17 человек вместе с барабанщиком.

Однако для Саладина битва на данном этапе не была окончательно проиграна; он надеялся на повторение ситуации, сложившейся ранее. В битве при Акре его кавалерия успешно контратаковала крестоносцев, когда те рассредоточились, чтобы добить разбегающихся противников. Ричард учёл такой риск, и, когда рыцари потеряли непосредственный контакт с преследуемыми, приказал им заново выстроиться в одну линию. Надежды Саладина не оправдались, и ему пришлось контратаковать организованный строй противника.

Контратаки с обеих сторон повторялись ещё несколько раз, прежде чем войско Саладина окончательно отступило в леса около Арсуфа.

Ричард Львиное Сердце находился в самой гуще сражения, о чём свидетельствует «Путешествие короля Ричарда»:

Король Ричард преследовал турок с особой яростью, нападал на них и рассеивал их тела по земле. Никто не мог избежать его меча; куда бы он ни направился, его размахивающий меч всюду расчищал себе путь. Нанося непрекращающиеся удары неустанным мечом, он, казалось, пожинает урожай серпом, так, что трупы убитых им турок покрывали землю на полмили.

Битва завершилась решительной победой Ричарда и его крестоносцев, став первой со времен поражения при Хаттине в 1187 году значительной победой крестоносцев. Саладин потерял много своих людей, в то время как потери крестоносцев оказались сравнительно невелики: около 700 человек, в том числе Жак д'Авен.