фейсбук

инстаграм

вконтакте

В бостонском Фанел-Холле состоялся массовый митинг

В сентябре и октябре 1773 года семь кораблей, перевозивших чай Ост-Индской компании, были отправлены в колонии: четыре корабля направлялось в Бостон, и по одному в Нью-Йорк, Филадельфию и Чарльстон. На кораблях было более 2000 ящиков, содержавших около 600.000 фунтов чая.

Американцы изучили детали Чайного закона, и пока корабли были в пути, оппозиция начала возрастать. Виги, иногда называющие себя «Сыны свободы», начали кампанию, чтобы повысить осведомлённость и убедить или заставить грузополучателей уйти в отставку, поставщики печатей также были принуждены уйти в отставку в 1765 во время кризиса Акта о гербовом сборе.

Протестное движение, которое завершилось Бостонским чаепитием, не было спором из-за высоких налогов. Цена на легально импортированный чай, на самом деле, была уменьшена Чайным законом 1773. Вместо этого протестующие были обеспокоены рядом других вопросов. Обычный спор «никакого налогообложения без представительства», наряду с вопросом о степени власти Парламента в колониях, остался значимым. Некоторые считали, что цель налоговой программы — сделать руководящих должностных лиц зависимыми от колониального влияния — опасным посягательством на колониальные права. Это было действительно так в Массачусетсе, единственной колонии, где Тауншендская программа была полностью реализована.

Колониальные торговцы, часть которых была контрабандистами, играли значительную роль в протестах, потому что Чайный закон сделал законно импортируемый чай дешевле, а это угрожало бизнес-интересам контрабандистов голландского чая. Законные импортёры чая, которые не были назначены Ост-Индской компанией грузополучателями, также оказались под угрозой финансового краха из-за Чайного закона. Другой серьёзной проблемой для торговцев было то, что Чайный закон давал Ост-Индской компании монополию на торговлю чаем, и они боялись, что созданная государством монополия в будущем может быть расширена и включит в себя другие товары.

К югу от Бостона протестующие удачно вынудили грузополучателей чая уйти в отставку. В Чарльстоне грузополучателей заставили уйти в отставку к началу декабря, а невостребованный чай был конфискован должностными лицами таможенных органов. В Филадельфии был массовый протест. Бенджамин Раш призвал своих соотечественников противостоять выгрузке чая, так как груз содержал в себе «семя рабства». К началу декабря грузополучатели в Филадельфии ушли в отставку и корабли вернулись в Англию с грузом, после чего последовало столкновение с капитаном корабля. Корабль с чаем, направлявшийся в Нью-Йорк, был задержан из-за плохой погоды; к тому времени, как он прибыл, грузополучатели ушли в отставку, и корабль вернулся с грузом в Англию.

В каждой колонии, кроме Массачусетса, протестующие могли заставить грузополучателей уйти в отставку или отправить корабль с чаем обратно в Англию. В Бостоне, однако, губернатор Хатчинсон был полон решимости стоять на своём. Он убедил грузополучателей чая, двое из которых были его сыновьями, не отступать.

Когда корабль «Дартмут» прибыл с чаем в Бостонский порт в конце ноября, лидер вигов Сэмюэл Адамс призвал собрать массовый митинг, который состоится 29 ноября 1773 в бостонском Фанел-Холле. Приехали тысячи людей, их было так много, что перенесли митинг в Олд Саус Митинг Хаус. Британский закон потребовал разгрузить «Дартмут» и заплатить пошлины через 20 дней или таможенные органы конфискуют груз. Митинг принял резолюцию, представленную Адамсом и основанную на похожем наборе резолюций, ранее обнародованных в Филадельфии, призывающую капитана корабля «Дартмут» отправить корабль обратно без уплаты ввозной пошлины. Между тем, собрание назначило 25 человек для присмотра за судном и не позволить чаю, в том числе и ящикам компании Дэвисон, Ньюман и Ко из Лондона, быть разгруженными.

Губернатор Хатчинсон отказался дать разрешение «Дартмуту» уйти без выплаты пошлины. Ещё два корабля с чаем: «Элеанор» и «Бивер», прибыли в Бостонский порт, но он попал в шторм и был разрушен до того, как дошёл до места назначения. 16 декабря — в последний день срока разгрузки «Дартмута» — около 7000 человек собралось вокруг Олд Саус Митинг Хаус. После получения сообщения, что губернатор Хатчинсон снова не позволил кораблям отплыть, Адамс заявил, что

этот митинг не может дальше ничего сделать, чтобы спасти эту страну.

Согласно известной истории, заявление Адамса было условным знаком для начала «чаепития». Однако это утверждение не появлялось в печати до почти столетия с этого события, в биографии Адамса, написанной его внуком, который, вероятно, неправильно интерпретировал данные. По словам очевидцев, люди не покидали митинг ещё в течение 10-15 минут после предполагаемого сигнала Адамса, но на самом деле, Адамс пытался заставить людей не расходиться, так как митинг ещё не был завершён.

Качественный распил лдсп с доставкой