ГлавнаяАвгуст25 августа › В Консепсьоне вспыхнуло восстание

В Консепсьоне вспыхнуло восстание

Но вести о революционных событиях в Каракасе, Буэнос-Айресе, Боготе, Кито послужили толчком для выступления чилийских патриотов. По их требо­ванию 18 сентября 1810 г. было созвано открытое заседание кабильдо Сантьяго, которое приняло решение о смещении губернатора и передаче его функций правительственной хунте. Однако, хотя в ее состав вошел радикально настроен­ный Хуан Мартинес де Росас, среди членов хунты преобладали представители колониальной администрации и духовенства во главе с бывшим губернатором. Роялисты добились большинства и в национальном конгрессе, который открылся 4 июля 1811 г. Большая часть депутатов была настроена лояльно к метрополии и не выдвигала требования ликвидации колониальной зависимости.

Происпанская политика консервативной хунты вызвала разочарование и глубокое недовольство патриотических сил. 25 августа 1811 г. в Консепсьоне вспыхнуло восстание. Вслед за тем 4 сентября в Сантьяго патриоты, требовав­шие независимости, свергли хунту и образовали новую, где руководящую роль вскоре стал играть молодой офицер Хосе Мигель Каррера. Из конгресса были удалены наиболее реакционные депутаты, а в декабре 1811 г. он был распущен. Каррера стал фактически единоличным диктатором в Сантьяго.

Но его власть отнюдь не была признана на всей территории Чили. Особенно решительно против диктаторских замашек Карреры выступала хунта Консеп­сьона. Вместе с тем ее руководитель Мартинес де Росас стремился избежать вооруженного столкновения с патриотами Сантьяго, но переговоры, которые он вел с Каррерой, не дали результата. Тогда часть его приверженцев перешла на сторону Карреры, а Мартинес де Росас был арестован и затем выслан из Чили. Несмотря на требования патриотов, добивавшихся полного разрыва с Испа­нией и проведения демократических преобразований, правительство Карреры придерживалось весьма умеренного политического курса. 27 октября 1812г. оно обнародовало «Временный конституционный регламент», который провозгла­шал принцип народного суверенитета, демократические свободы и т.д., но вновь подтверждал признание верховной власти Фердинанда VII.

В марте 1813 г. на юге Чили высадились испанские войска, переброшенные морем из Перу. В результате успешного наступления они за короткий срок заня­ли всю территорию южнее р. Мауле. В связи с создавшимся критическим поло­жением хунта, правившая в Сантьяго в отсутствие Карреры, решила отстранить его от командования вооруженными силами патриотов и назначила главноко­мандующим видного деятеля освободительного движения Бернардо О’Хиггинса. Однако испанские войска продолжали свое продвижение на север и в марте 1814 г. форсировали р. Мауле.

В такой обстановке «верховный правитель» де ла Ластра, которому хунта передала власть, принял предложение испанского командования о прекраще­нии военных действий. В начале мая на берегу р. Лиркай было подписано согла­шение, по которому чилийцы обязались полностью и безоговорочно признать власть короля Испании, т. е. отказывались, по существу, от требования нацио­нальной независимости, а испанские войска должны были покинуть территорию Чили.

Поскольку Лиркайское соглашение фактически означало полную капиту­ляцию чилийского правительства, оно вызвало недовольство патриотов. Вос­пользовавшись этим, Каррера организовал в Сантьяго военный переворот и стал во главе вновь образованной правительственной хунты. Придя к власти, он по спешил изгнать из Чили своих политических противников, причем не только капитулянтов, но и многих радикально настроенных патриотов. Против Карреры выступили О’Хиггинс и его сторонники. Страна оказалась перед угрозой гражданской войны.

Обострением разногласий между чилийскими патриотами не преминули воспользоваться испанские колонизаторы. Вице-король Перу дезавуировал Лиркайское соглашение и направил в Чили новые подкрепления. Узнав об этом, О’Хиггинс немедленно предложил Каррере прекратить междоусобную борьбу и объединить свои силы против общего врага. Однако это не спасло патриотов, которые в начале октября 1814 г. были наголову разбиты в ожесточенном бою при Ранкагуа. Озверевшая испанская солдатня учинила кровавую расправу над попавшими в ее руки ранеными, пленными и граждан­ским населением. О’Хиггинсу и Каррере едва удалось спастись и перебраться через Анды в лаплатскую провинцию Мендосу.

Несколько дней спустя испанские войска вступили в Сантьяго, и вскоре в Чили был полностью восстановлен колониальный режим. Начались массовые репрессии против патриотов.