ГлавнаяИюнь20 июня › Демонстрация 1792 года — народная демонстрация, организованная в Париже по инициативе жирондистов в третью годовщину принятия клятвы в зале для игры в мяч

Демонстрация 1792 года — народная демонстрация, организованная в Париже по инициативе жирондистов в третью годовщину принятия клятвы в зале для игры в мяч

После того, как в апреле 1792 года Законодательное собрание объявило войну королю Богемии и Венгрии, в Париже сложилась обстановка страха, питаемая бездействием армии и подозрениями в адрес дворян — генералов и офицеров. В этой обстановке отставка, данная 13 июня Людовиком XVI министрам-жирондистам Сервану, Ролану и Клавьеру, а также его отказ одобрить декреты Законодательного собрания о неприсягнувших священниках и созыве федератов, наконец, формирование им министерства фельянов, предвещали схватку между сторонниками и противниками революции.

Перед лицом угрозы монархического или фельянского переворота жирондисты постарались опереться на народное движение, сосредоточенное в парижских секциях, пользуясь при этом поддержкой Петиона и не считаясь с возражениями Робеспьера и других активных участников демократического движения, которые считали это предприятие преждевременным.

Чтобы смутить контрреволюционеров и заставить короля отозвать своих министров и снять вето с декретов, было принято решение провести демонстрацию. 20 июня 1792 года от 10 до 20 тысяч жителей предместий, сопровождаемых национальной гвардией и своими предводителями – такими, как пивовар Сантер, заполнили здание Законодательного собрания, где Югенен зачитал петицию. Затем толпа ворвалась в дворец Тюильри. По словам Мишеля Вовеля, «со свойственным ему недеятельным мужеством» король в течение двух часов безропотно выносил «дефиле» толпы, согласился надеть фригийский колпак и выпил за здоровье нации, чтобы прервать брань Лежандра, говорившего «Месье, вы предатель, вы постоянно нас обманываете, вы нас опять обманете», но отказался отозвать своё вето и восстановить в должности жирондистских министров, ссылаясь на закон и на конституцию.

Около шести часов вечера Петион и муниципальные чиновники добились, чтобы толпа покинула дворец. Несмотря на то, что ему пришлось перенести унижение, Людовик XVI оставил демонстрантов ни с чем благодаря своему неожиданному упорству и спокойной твёрдости. После этих событий он стал особенно осторожен. Демонстрация усилила роялистскую оппозицию, поскольку буйство толпы и отвага короля повернули общественное мнение в её пользу. Из департаментов в Париж поступали обращения и петиции, осуждавшие демонстрацию. Многие клубы присылали также петиции, враждебные по отношению к королю. Петион был отстранён от должности мэра Парижа.

Лафайет бросил армию и явился в Законодательное собрание, чтобы потребовать принятия мер против якобинцев. Хотя левым не удалось добиться, чтобы Лафайету был объявлен выговор за его акт недисциплинированности, генералу не удалось получить поддержку ни со стороны королевского двора, который ему не доверял, ни со стороны национальной гвардии из буржуазных кварталов. Тогда он предложил королю переехать под его защиту в Компьень, где Лафайет собирал свои войска, но король отказался, надеясь на лучшее.

Что касается жирондистов, пришедших в нерешительность после неудачи демонстрации, их лидеры колебались между изобличением королевской измены в начале июля и искушением сблизиться с королём. Между тем фельяны были дискредитированы своим отказом наказать Лафайета. Связав себя с Людовиком XVI, который старался их не отталкивать, фельяны выступили против подозрений, выдвигаемых против короля, и предложений отстранить его от власти, лишая себя тем самым народной поддержки.

Людовик XVI продолжал надеяться на поворот общественного мнения в его пользу и прибытие прусских войск. Теперь стало ясно, что демонстрация 20 июня будет иметь более сильное продолжение. Бийо-Варенн в Якобинском клубе наметил программу следующего восстания: изгнание короля, чистка армии, избрание Национального конвента, передача права королевского вето народу, депортация всех врагов народа и освобождение беднейших от налогообложения. Эта программа была повторена почти без изменений в манифесте, составленном Робеспьером, и провозглашена в Законодательном Собрании. Реальный вопрос состоял в том, как это будет осуществлено.

Ответ пришел 10 августа 1792 штурмом Тюильри и падением монархии.