ГлавнаяДекабрь4 декабря › Венчание на царство президента ЦАР Бокассы

Венчание на царство президента ЦАР Бокассы

Коронация императора Центральной Африки Бокассы I — первая и последняя коронация императора Центральноафриканской империи, провозглашённой в 1976 году президентом Центральноафриканской Республики Жан-Беделем Бокассой.

Коронация, ставшая практически точной копией наполеоновской, а также сопутствовавшие ей мероприятия по инициативе Бокассы были проведены с роскошью и размахом. Расходы на них составили свыше 20 миллионов долларов США и, несмотря на существенную материальную поддержку со стороны Франции, нанесли серьёзный ущерб государству, вызвав огромный резонанс в Африке и во всём мире. После коронации Бокасса находился у власти менее двух лет: в сентябре 1979 года в его отсутствие в стране произошёл бескровный переворот, в результате которого страна снова стала республикой.

О своих планах провозгласить ЦАР империей и устроить торжества по этому поводу Бокасса сообщил президенту Франции Валери Жискар д’Эстену ещё весной 1976 года, когда тот в очередной раз посетил это африканское государство.

По мнению Бокассы, создание монархии должно было помочь Центральной Африке «выделиться» в лучшую сторону на фоне остальной части континента, а также повысить свой авторитет на международной арене. Французский лидер предложил ему провести церемонию коронации в традиционном африканском стиле, и притом скромно, избегая больших денежных затрат, поскольку ЦАР была одним из беднейших государств Африки, и пышная коронационная церемония могла повлечь за собой негативные экономические и социальные последствия. Однако Бокасса настаивал на своём и — более того — настойчиво просил Жискар д’Эстена об оказании Францией помощи в организации и проведении предстоящего мероприятия.

Президент Франции вынужденно ответил согласием, на что было несколько причин: во-первых, отказ мог поставить под угрозу продолжение выгодной для французов добычи урана и алмазов на территории ЦАР, а во-вторых, Франция была заинтересована в сохранении своего влияния в этом африканском государстве, которое, наряду с Габоном и Заиром, представляло собой часть «треугольника», на который опиралась французская политика в Центральной Африке. Беспокойство со стороны Франции упрочилось после того, как Бокасса предпринял попытку сближения с ливийским лидером Муаммаром Каддафи, находившимся в напряжённых отношениях с Францией и — в особенности — с профранцузским Чадом. Это вынудило Жискар д’Эстена пообещать центральноафриканскому президенту материальную помощь в обмен на разрыв с Каддафи.

4 декабря 1976 года на чрезвычайном съезде правящей партии ДСЭЧА президент Центральноафриканской Республики Жан-Бедель Бокасса объявил о переименовании Центральноафриканской Республики в Центральноафриканскую Империю и о провозглашении себя императором Центральной Африки. На съезде была принята заранее подготовленная конституция империи, согласно которой император являлся главой исполнительной власти, а монархия объявлялась наследственной, передаваемой по нисходящей мужской линии в том случае, если император сам не назначит будущего преемника. Полный титул императора выглядел так: Император Центральной Африки, волей центральноафриканского народа, объединённого в национальную политическую партию ДСЭЧА. Вскоре после провозглашения империи Бокасса, годом ранее принявший ислам и сменивший имя на Салах-ад-дин Ахмед Бокасса во время визита в ЦАР ливийского лидера Муаммара Каддафи, вновь перешёл в католичество.

Первым из мировых лидеров, поздравивших Бокассу с принятием императорского титула, стал Жискар д’Эстен, уже на протяжении нескольких лет поддерживавший с Бокассой дружеские отношения: ещё в 1975 году глава французского государства назвал себя «другом и членом семьи» центральноафриканского президента. Кроме того, Жискар д’Эстен неоднократно посещал ЦАР, чтобы поохотиться на территории личных владений Бокассы, откуда он и его братья привозили слоновьи бивни, выделанные головы львов и подаренные им самим Бокассой бриллианты, что выяснилось несколько позднее. Будущий диктатор ЦАР был хорошо знаком и с первым президентом послевоенной Франции Шарлем де Голлем, который считал его своим «союзником по оружию». Сам же Бокасса сказал после смерти де Голля:

Я потерял своего биологического отца, будучи ребёнком, и теперь пришёл черёд моего истинного отца, генерала де Голля…