ГлавнаяАвгуст31 августа › Премьера «Трёхгрошовой оперы» Бертольда Брехта и Курта Вайля

Премьера «Трёхгрошовой оперы» Бертольда Брехта и Курта Вайля

«Трёхгрошовая опера» — пьеса в трёх действиях, одно из самых известных произведений немецкого поэта и драматурга Бертольта Брехта.

Премьера «Трёхгрошовой оперы» состоялась в берлинском Театре на Шиффбауэрдамм 31 августа 1928 года. Постановку осуществил Эрих Энгель; художник Каспар Неер в оформлении спектакля использовал найденные им прежде приемы: низкий занавес, щиты с надписями. По обе стороны сцены были установлены холщовые экраны, на которых появлялось название исполняемого зонга. 

Оркестр располагался на сцене, в глубине её стоял орган, как бы напоминавший зрителю о пышной академической опере, которую пародировала пьеса Брехта; во время исполнения зонгов на орган направлялись цветные прожекторы, а сцена освещалась золотистым светом. Роль Макхита исполнял Гаральд Паульзен, Пичема — известный по выступлениям в Дюссельдорфе и Дрездене провинциальный комик Эрих Понто, Селии Пичем — Роза Валетти. Музыкальное сопровождение в этой постановке обеспечил оркестр Людвига Рюта.

Спектакль имел шумный успех, в прессе различных направлений разгорелась полемика. Однако большинство критиков приняло спектакль одобрительно, а рецензент «Das Tagebuch» Стефан Гросман даже восторженно: «Брехт наконец победил» — так озаглавил он свою статью о «Трехгрошовой опере». Критик журнала «Театр» Кюршнер оценил успех ансамбля как «самый сенсационный успех сезона».

Но было немало и негативных отзывов. Так, рецензент газеты «Das Tageblatt» 24 июля 1929 года писал: «Всё, без исключения всё, здесь растоптано, осквернено, попрано — начиная от Библии и духовенства вплоть до полиции и вообще всех властей… Хорошо, что при исполнении некоторых баллад, не всё можно было расслышать». Газета «Роте Фане», орган КПГ, отметила в постановке недостаточную социальную конкретность. Публика, писал Эрнст Шумахер, восприняла «Трёхгрошовую оперу» как яркий образец того самого «кулинарного театра», предназначенного для наслаждения, которому Брехт стремился противопоставить свой «эпический театр». Тем не менее, успех был общепризнанным. Весной 1929 года спектакль был возобновлен в том же театре, но с другими исполнителями.