Инсценированное нападение на немецкую радиостанцию в Гливице, послужившее поводом к началу Второй мировой войны

Гляйвицкий инцидент, или Гляйвицкая провокация, также операция «Консервы» — провокация, проведённая СС в городе Гляйвиц, в рамках широкомасштабной «операции Гиммлер», и послужившая одним из поводов к нападению Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, ставшему началом Второй мировой войны.

Провокация была организована Рейнхардом Гейдрихом и его подчинённым — начальником группы VI-F штурмбанфюрером СС Альфредом Науйоксом по указанию Адольфа Гитлера.

Противники режима из абвера тоже не сидели сложа руки. Они организовали утечку информации, составив протокол выступления Гитлера перед командованием вермахта 22 августа, добавив к словам, сказанным Гитлером, ещё и фразу о посылке нескольких рот для инсценирования польского нападения.

Этот протокол попал в руки Германа Мааса, который с помощью руководителя берлинского бюро «Ассошиэйтед Пресс» Льюиса Лочнера передал его в британское посольство. И уже во второй половине дня 25 августа политическое руководство Великобритании располагало сведениями о намерениях Гитлера.

Вечером 25 августа пришли две новости: посол Италии сообщил, что Муссолини не готов поддержать Гитлера, а Великобритания заключила договор о взаимопомощи с Польшей. Поэтому пришлось давать срочные распоряжения об отмене уже начавшейся операции. Здесь не обошлось без накладок. Связаться с группой Хелльвига, уже находившейся на польской территории, не удалось, и она напала на таможенный пункт. Лишь вмешательство Мюллера предотвратило кровопролитие.

Мельхорн и Хелльвиг обвинили друг друга. При разборе выяснилось, что Хелльвиг неправильно понял пароли: он считал, что «Маленький глухарь» — сигнал о полной готовности, «Большой глухарь» — команда к началу операции. Для Мельхорна пароли же означали: «Маленький глухарь» — «в ружье», «Большой глухарь» — «готовность номер один», «Агата» — сигнал к атаке.

Гейдрих, подозревавший, что кто-то хотел сорвать акцию умышленно, сделал оргвыводы: Мельхорн и Хелльвиг были уволены из СД, а их место в операции заняли Мюллер и Труммлер, соответственно.

31 августа Гитлер определил новую дату и время вторжения — 1 сентября в 4 часа 45 минут утра.

В 16:00 в гостиничном номере Науйокса раздался телефонный звонок. Подняв трубку, он услышал: «Срочно перезвоните!». Науйокс набрал известный ему номер главного управления СД и попросил к телефону адъютанта Гейдриха. В ответ он услышал, как тот же голос произнёс: «Бабушка умерла». Науйокс собрал всех подчинённых и назначил акцию по захвату радиостанции на 19:30. Мюллер тоже получил команду и заторопился: «консервы» надо было доставить на место не позднее 20:20.

В 20:00 Науйокс с подчинёнными ворвались в помещение радиостанции. Увидев рабочего Фойтцика, он навёл пистолет и закричал: «Руки вверх!». Он подал сигнал, и нападающие открыли беспорядочную стрельбу. Работников радиостанции связали и заперли в подвале. Довольно много времени заняли поиски микрофона, по которому радиослушателей предупреждали о приближении грозы. Вскоре слушатели радиостанции услышали «пламенное воззвание» на польском языке на фоне выстрелов. Вся операция заняла не более 4 минут. Уходя, Науйокс заметил заботливо разложенные людьми Мюллера трупы в польской форме. То же самое происходило в других местах акции.

На следующий день к немецкому народу обратился Гитлер, заявив, что Польша осуществила нападение на германскую территорию и что с этого момента Германия находится в состоянии войны с Польшей. Газеты вышли с кричащими заголовками.

Выступая в рейхстаге, Гитлер заявил о 14 столкновениях на границе, в том числе о трёх крупных. Министр иностранных дел фон Риббентроп сообщил послу Франции, что польская армия перешла границу в трёх местах. Герман Геринг рассказывал Биргеру Далерусу:

Война разразилась из-за того, что поляки осуществили нападение на радиостанцию в Гляйвице.

Генрих Мюллер выехал на место событий вместе с начальником уголовной полиции Артуром Небе для проведения «расследования». Небе также приказал изготовить электрифицированный макет, демонстрирующий ход «событий». Побывавший на одной из демонстраций Гейдрих подтвердил:

Да, да, именно так и начиналась война.