ГлавнаяМарт30 марта › В широкий прокат вышел истерн «Белое солнце пустыни»

В широкий прокат вышел истерн «Белое солнце пустыни»

«Белое солнце пустыни» — советский художественный фильм 1970 года режиссёра Владимира Мотыля, повествующий о приключениях красноармейца Фёдора Ивановича Сухова, спасающего женщин из гарема бандита Абдуллы в годы гражданской войны. Фильм снят на производственной базе студий «Мосфильм» и «Ленфильм», по сценарию, написанному Рустамом Ибрагимбековым и Валентином Ежовым.

Во второй половине 1960-х на волне популярности дилогии о «Неуловимых мстителях» (1966) советское кинематографическое руководство из вполне конъюнктурных соображений обращается к жанру «истерна». С 1966 года в кинематографической системе СССР начала работать ЭТК. Она представляла собой коммерческое предприятие с широкой свободой действий по подбору кадров и выбору творческого материала и могла не согласовывать свои действия с Госкино СССР. В 1967 году руководство ЭТК приглашает к работе над сценарием нового фильма в жанре «истерн» Андрея Михалкова-Кончаловского и Фридриха Горенштейна.

Первоначальный вариант сценария под рабочим названием «Басмачи» руководство киностудии не устроил и Кончаловскому дали новых соавторов: Валентина Ежова и Рустама Ибрагимбекова. Сценаристы начали собирать материал. В разговоре с ветераном Гражданской войны Валентин Ежов услышал историю о том, как басмач бросил в пустыне во время бегства свой гарем. Эта история привлекла сценариста и стала сюжетообразующим началом для нового сценария.

Официально работа над сценарием началась 7 июня 1967 года и была закончена в июле. Кончаловский покинул проект ещё до окончания работы над сценарием, получив заманчивое предложение об экранизации Тургенева. 1 августа 1967 года сценарий был принят в работу и начались поиски режиссёра. Предложения возглавить съёмки последовательно отклонили Жалакявичус, Чулюкин и даже Тарковский. После долгих обсуждений предложение стать режиссёром было сделано Владимиру Мотылю. Картина «Женя, Женечка и „катюша“» уже принесла определённую известность Мотылю и руководство студии справедливо полагало, что опытный режиссёр не испортит картину, хотя режиссёр был из категории «неблагонадёжных».

Мотыль в то время мечтал о постановке фильма о декабристах, но при отсутствии других предложений, испытывая затруднения денежного характера, согласился. В первом прочтении сценарий понравился, но Мотыль считал, что такое кино снимать ему не разрешат. По опыту предыдущих картин можно было догадаться, что подобный сюжет в глазах советской цензуры мог выглядеть осквернением образа солдат гражданской войны. Тем не менее, Григорию Чухраю и Валентину Ежову, удалось уговорить Мотыля, пообещав ему полную свободу действий на съёмочной площадке.

На этом этапе судьба картины оказалась под большим вопросом. 14 сентября 1967 года сценарий картины под новым рабочим названием «Пустыня» было предложено включить в тематический план Комитета по кинематографии СССР на следующий год. В ответ неожиданно было предложено договориться о совместных съёмках этого фильма с одной из киностудий республик Средней Азии. В результате сложных переговоров сценарий был переработан так, что доля национального колорита уменьшилась, более выпуклыми стали роли русских героев (Сухова, Верещагина). Сценарий был принят в работу на 1968 год. Окончательное название картины — «Белое солнце пустыни» — было предложено первым заместителем председателя Госкино Владимиром Баскаковым.

В дальнейшую судьбу фильма вмешался глава государства Л.И. Брежнев. Он возмутился, почему он еще не видел «Белое солнце пустыни» — в то время была принята практика, когда на дачах у высших партийных чиновников организовывались закрытые просмотры новинок советского и зарубежного кинематографа. Брежнев был большой поклонник западных боевиков и вестернов в частности. В канун ноябрьских праздников ему из фильмотеки отправили новинку, и генсек остался в восторге от просмотра, что сняло последние препоны, фильм был допущен в широкий прокат.

По утверждению космонавта Алексея Леонова, он под личную ответственность попросил одну копию из госфильмофонда для закрытого проката в центре подготовки космонавтов, которые и обратились к Брежневу.

Ограниченная премьера картины для создателей и руководства состоялась 14 декабря 1969 года в ленинградском Доме кино. Премьера на широком экране в столице состоялась 30 марта 1970 года.

Из-за низкой оценки приёмной комиссии картина получила 2-ю категорию, что, по мнению создателей, снизило прокатные показатели. В прокате 1970 года фильм занял 2-е место — 50 млн зрителей (лидером стало «Освобождение» Юрия Озерова).

В год выхода на широкий экран фильм вызвал неоднозначное восприятие у публики. По количеству зрителей он занял пятое место среди вышедших в прокат в 1970 году — 34,5 млн человек. А согласно ежегодному опросу журнала «Советский экран» только 4,1 % участвовавших в голосовании выбрали «Белое солнце пустыни» лучшим фильмом года (12 итоговое место), а, напротив, 4,5 % опрошенных признали его худшим фильмом года. С другой стороны газета «Советская культура» опубликовала опрос 16 профессиональных кинокритиков, которые оценили фильм в числе лучших (3-е место после «Начала» и «У озера»).

Фильм стал одним из самых известных в истории советского кинематографа, получив столь широкую популярность, что порой к нему применяют эпитет «культовый», а фразы героев устойчиво вошли в разговорный русский язык и стали крылатыми.