ГлавнаяСентябрь3 сентября › Монголы потерпели в Палестине поражение при Айн-Джалуте

Монголы потерпели в Палестине поражение при Айн-Джалуте

Битва при Айн-Джалуте — сражение 3 сентября 1260 года между армией египетских мамлюков под командованием султана Кутуза и эмира Бейбарса и монгольским корпусом из армии Хулагу под командованием Китбука-нойона.

Возможные союзники монголов, христиане Палестины, неожиданно пришли на помощь мамлюкам. Жюльен Грёнье, граф Сидона, без повода и предупреждения напал на монгольский отряд. Мамлюкский корпус, вышедший из Египта 26 июля 1260 года, пройдя через Синайскую пустыню и сбив монгольский заслон у Газы, получил в христианской Акре отдых и продовольствие. Отдохнув под стенами гостеприимной крепости, мамлюки через территорию Иерусалимского королевства вышли в Галилею, в тыл монгольской армии.

Китбука находился в долине Бекаа, когда получил известие, что мамлюки вступили в Сирию и направляются на север. Он собрал свои войска, рассеянные по гарнизонам и пастбищам, выступил на юг и занял позицию близ Айн-Джалута. Выбор места для ожидания противника был логичен. Текущий вдоль северного подножия Гилбоа поток Вади Джалут мог предоставить водопой для лошадей, а окрестная долина — пастбища и простор для кавалерийской атаки. Монголы могли использовать близость горного хребта, чтобы укрепить свой фланг. Близлежащий холм Море являлся отличным наблюдательным пунктом.

Войска обеих сторон состояли преимущественно, если не исключительно, из конных лучников.

Численность войск Китбуки была сравнительно невелика. Согласно сведениям Киракоса Гандзакеци, Хулагу оставил ему около 20 тысяч человек, по Гетуму Патмичу и Абу-ль-Фараджу, — 10 тысяч. Современный историк Р. Амитай-Прейсс оценивает монгольские силы в 10-12 тысяч, включавших, наряду с монгольской конницей, вспомогательные отряды из Киликийской Армении, Грузии, а также местных войск, ранее служивших сирийским айюбидам. На стороне монголов выступали и айюбидские правители аль-Ашраф Муса из Хомса и ас-Саид Хасан из Баниаса.

Точная численность египетской армии неизвестна. Позднейший персидский историк Вассаф говорит о 12 тысячах воинов, но поскольку источник его сведений неизвестен, они не вызывают доверия. Скорее всего в распоряжении Кутуза были большие силы, но мамлюки были немногочисленным корпусом элитных войск, а основную часть составляли слабо экипированные египетские воины, а также бедуины и лёгкая туркменская кавалерия. К мамлюкскому султану присоединились также курды-шахразури, бежавшие от армии Хулагу сначала в Сирию, а затем в Египет, и айюбидский правитель Хамы аль-Мансур. Арабский летописец Бейбарс аль-Мансури сообщает, что Кутуз «собрал всадника и пешего воина среди бедуинов и других». Однако участие в битве пехоты не подтверждается другими источниками. Вероятно, выражение аль-фарис ва-ль-раджиль использовалось автором в переносном смысле — «всеобщий сбор». Четыре арабских источника упоминают об использовании египетской армией в сражении небольших пороховых пушек.

Утром 3 сентября 1260 года н.э. (25 рамадана 658 г.х.) две армии сошлись у Айн-Джалута. Мамлюки выдвинулись первыми, но были упреждены атакой монголов. Кутуз, чьи лидерские качества и смелость отмечены в мамлюкских источниках, сохранил хладнокровие, когда левый фланг его армии готов был дрогнуть, и возглавил контратаку, которая, по-видимому, привела к победе. Важную роль сыграло неожиданное отступление сирийских мусульман, сражавшихся в войске монголов, приведшее к образованию бреши в их рядах. Бейбарс ложным отступлением завлёк Китбуку в засаду, где на него с трёх сторон ударили мамлюки. Монгольская армия потерпела поражение, Китбука попал в плен и был казнён.

Хотя наступление монголов в Палестине было остановлено, а мамлюки заняли Сирию, битва при Айн-Джалуте не имела решающего значения в долгосрочной перспективе. Война между Мамлюкским султанатом и государством Хулагуидов, основанным Хулагу, затянулась на годы. Монгольские войска возвращались в Сирию в 1261, 1280, 1299, 1301 и 1303 годах. Однако битва имела огромный психологический эффект: миф о непобедимости монгольской армии в поле пошатнулся, если не был развеян совсем; военный престиж мамлюков-бахритов был подтверждён, как и ранее, в битве при Мансуре против крестоносцев.