ГлавнаяИюнь26 июня › Выступая перед Шёнебергской ратушей, Джон Кеннеди выразил восхищение мужеством берлинцев и их приверженностью идеалам свободы

Выступая перед Шёнебергской ратушей, Джон Кеннеди выразил восхищение мужеством берлинцев и их приверженностью идеалам свободы

«Я — берлинец» — ставшая культовой заключительная фраза из исторической речи американского президента Джона Кеннеди 26 июня 1963 г. перед Шёнебергской ратушей в тогдашнем Западном Берлине. Кеннеди выразил свою солидарность и поддержку западным берлинцам после возведения коммунистическим режимом ГДР Берлинской стены.

Кеннеди повторил фразу в своей речи дважды:

  • Two thousand years ago the proudest boast was ”civis Romanus sum.” Today, in the world of freedom, the proudest boast is ”Ich bin ein Berliner.”

    Две тысячи лет назад слова, произносимые с особой гордостью, которые мог сказать человек, были ”civis Romanus sum” (”Я гражданин Рима”). Сейчас, в свободном мире, самые гордые слова есть ”Ich bin ein Berliner”.

  • All free men, wherever they may live, are citizens of Berlin, and, therefore, as a free man, I take pride in the words ”Ich bin ein Berliner”.

    Все свободные люди, где бы они ни жили — сейчас граждане Берлина, и поэтому, как свободный человек, я горжусь словами «Ich bin ein Berliner».

Фраза часто цитировалась как в период объединения Германии, так и в настоящее время — в связи с празднованием исторических дат и юбилеев.

В 1980-е годы в некоторых англоязычных странах появилась так называемая современная легенда, запущенная статьёй в «New York Times». Легенда базируется на искажении действительной фразы из речи Кеннеди, где он якобы допустил грамматическую ошибку, произнеся будто бы ненужный здесь неопределенный артикль ein. Тем самым его фраза «Я — берлинец» якобы превратилась по смыслу в «Я — берлинский пончик», чем якобы вызвала смех у немцев. У Кеннеди был опытный переводчик, текст был заранее написан, каждое слово тщательно подобрано и очевидно озвученная президентом фраза была им не раз отрепетирована. В действительности в немецком языке для «берлинеров» используется название Berliner Pfannkuchen, а не Berliner, как в англоязычных странах. Фраза Ich bin ein Berliner является вполне грамматически верной и выражает именно то, что Кеннеди хотел сказать: «Я — берлинец». Кеннеди в своей речи произнес эту фразу дважды. Смех публики в середине его выступления был вызван последовавшей за ними благодарностью президента переводчику, «переведшему» эту фразу с немецкого на немецкий.

Эта же фраза, повторенная Кеннеди в конце его речи, была встречена бурной овацией многотысячной публики. В наше время запись выступления Кеннеди часто транслируется по телевидению. Несмотря на то что эта легенда не соответствует реальности, она пользуется успехом у некоторых юмористов в США и иногда цитируется.