ГлавнаяИюль26 июля › Маршал Мюрат с 1-м кавалерийским корпусом графа Нансути и 13-ой пехотной дивизией барона Дельзона, подошел к позиции, занятой полками 3-й пехотной дивизии

Маршал Мюрат с 1-м кавалерийским корпусом графа Нансути и 13-ой пехотной дивизией барона Дельзона, подошел к позиции, занятой полками 3-й пехотной дивизии

Бой начали французы. Их артиллерия начала обстрел русских позиций, а неприятельский 8-ой егерский полк, подойдя в плотную к оврагу, завязал перестрелку с нашими егерями. Одновременно с этим дивизия Дельзона пошла в атаку: генерал Гюар с 1-м хорватским пехотным полком, при поддержке 84-го линейного полка наступал против правого крыла позиции генерала Коновницына. Генерал Рюссель с 92-м линейным полком и с одним батальоном 106-го полка, атаковал через лес против русского левого крыла. Отельные три батальона 106-го полка остались в резерве против центра русских позиций.

Под прикрытием огня батарей, французы пошли в атаку на оба крыла 3-й пехотной дивизии Коновницына. На левый фланг нападение противника через лес было отбито. А справа генерал Гюар смог опрокинуть наши батальоны. Коновницын направил туда резерв, который обойдя французов с флага, оттеснил их за овраг. Вторая атака, предпринятая здесь 1-м хорватским полком, также была отбита, и увлеченные преследованием несколько батальонов перешли через овраг. В этот момент маршал Мюрат во главе 8-го польского уланского полка бросился в атаку и опрокинул ближайшую к нему русскую пехоту, а дивизия Дельзона возобновила наступление, введя в дело резерв из трех батальонов 106-го полка.

Генерал Рюссель с 92-м линейным полком и батальоном 106-го полка смог обойти лесом позицию Коновницына с левого фланга. Русская батарея, находящаяся в центре нашей позиции, подверглась удару с флага неприятельской кавалерии, противник ворвался на батарею, но был отброшен стремительной атакой Перновского и Кексгольмского полков под началом генерал-майора Чоглокова из 11-ой пехотной дивизии. Одновременно Черниговский пехотный полк атаковал в штыки, окончательно отбросили неприятеля от батареи и вернули все пушки.

Видя превосходство неприятеля, генерал Коновницын приказал войскам начать отход. Французы начали преследование, но увидев за отходящей 3-й дивизией полки 4-го корпуса графа Остермана-Толстого, остановились. Наполеон, прибывший к месту сражения, приказал начать немедленное преследование.

Русские войска отходили в совершенном порядке до села Комары, где Коновницын занял позицию и имея 9 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии, сдерживал противника численностью до 20 тысяч до пяти часов вечера, а затем отошел к Добрейке и соединился с 1-ой гренадерской дивизией графа Строгонова из 3-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта Тучкова 1-го, который принял командование над арьергардом армии и отвел ночью войска за реку Лучосу. Туда же отошел корпус Остермана-Толстого, а также подошли 6-ой пехотный корпус Дохтурова и 3-й кавалерийский корпус графа Палена 3-го.

Начальник штаба 1-ой Западной армии генерал Ермолов вспоминал: «Ни храбрость войск, ни самого генерала Коновницына бесстрашие не могли удержать их [французов]. Опрокинутые стрелки наши быстро отходили толпами. Генерал Коновницын, негодуя, что команду над войсками принял генерал Тучков, не заботился о восстановлении порядка, последний не внимал важности обстоятельств и потребной деятельности не оказывал. Я сделал им представление о необходимости вывести войска из замешательства и обратить к устройству.»

Русские войска в ночь с 26 на 27 июля, под командованием графа Палена 3-го в составе восьми батальонов и почти всей легкой кавалерии, находящейся при 1-ой Западной армии, и двух казачьих полков, выдвинулись на левую сторону реки Лучосы и заняли позиции не доходя местечка Добрейки.

Мюрат с авангард французской армии встал у Добрейки не доходя восьми верст до Витебска, а сам Наполеон остановился на ночлег у села Куковячино.