ГлавнаяСентябрь25 сентября › Поражение «последнего крестового похода» в истории средневековой Европы

Поражение «последнего крестового похода» в истории средневековой Европы

Битва при Никополе  — крупное сражение между объединёнными силами венгерского короля Сигизмунда, Французского королевства, Ордена госпитальеров и Венецианской республики, с одной стороны, и войском турецкого султана Баязида I, с другой, состоявшееся 25 сентября 1396 года в северной Болгарии близ города Никополь.

Битва состоялась в понедельник 25 сентября 1396 года на открытой местности неподалёку от городских укреплений. Точное место битвы является предметом споров. Левый фланг турецкого построения упирался в лес, в то время как его правый фланг был защищён сильно пересечённой местностью, упиравшейся в придунайские болота. Перед фронтом турецкого войска располагалась узкая впадина, поросшая лесом. Главные силы турецкой армии состояли из конницы и были разделёны на центр и два фланга, которые могли выдвигаться вперед, образуя полумесяц.

По традиции, балканские и румелийские всадники располагались на правом фланге, в то время как анатолийская конница образовывала левый фланг. Перед главными силами были расположены пешие стрелки из луков. Пехота располагалась в центре, защищённая рядами вкопанных в землю деревянных кольев. В сражении также приняли участие несколько янычарских полков-орт. Впереди боевого порядка находились отряды легковооружённых всадников-акынджи, задачей которых было натравить противника на хорошо укреплённые главные силы турецкой армии и подставить их под фланговый удар османской кавалерии.

В центре построения крестоносцев расположились франко-бургундские войска, позади них широким фронтом выстроились венгры, немцы, госпитальеры и поляки. На правом фланге находились трансильванцы, на левом — валахи. Ранним утром Сигизмунд послал своего Великого маршала к Жану Бесстрашному с сообщением, что его разведчики обнаружили турецкие авангарды и попросил отложить наступление на 2 часа, в то время как разведчикам будет предоставлено время изучить месторасположение и численность турецких солдат.

Герцог спешно собрал совет, на котором Ангерран де Куси и Жан де Вьен, адмирал Франции и старейший рыцарь в лагере, высказались в поддержку планов Сигизмунда. Как бы то ни было, Филипп д’Артуа, граф д’Э, заявил, что венгерский король попросту желает заполучить себе все лавры победителя турок, и объявил о своей готовности возглавить атаку. Куси, принявший во внимание слова графа, обратился за советом к Вьену, на что последний ответил, что если д’Э желает наступать, то армии следует выступить в атаку, однако повторил, что более мудрым решением было бы согласовать свои действия с венгерским королём и прочими союзниками. Нетерпеливый граф д’Э отказался ждать, и совет вскоре перерос в бестолковый спор. Все разговоры утихли, когда д’Э решил начать наступление. Д’Артуа возглавил авангард французских рыцарей, в то время как Куси и Иоанн возглавили основные силы. Французская конница, усиленная конными лучниками, направилась к Никополю навстречу туркам, спускавшимся с холмов на юг. Госпитальеры, немцы и прочие союзники остались с Сигизмундом.

Сокрушив оборону необученных толп турецкой пехоты, рыцари под градом стрел прорвались к позициям хорошо вооружённой и обученной пехоты противника в центре, защищённой рядами острых кольев, вспарывающих брюхо коней противника. Преодолев все трудности, рыцари в конце концов обратили турецкую пехоту в бегство. Турки бежали к позициям сипахов, где могли чувствовать себя в относительной безопасности.

Куси и Вьен советовали остановить дальнейшее наступление и сделать передышку для перегруппировки сил, а также дать время венграм и союзникам присоединиться к атакующей французской армии. Но более молодые рыцари, не знавшие истинной численности противника и наивно полагавшие, что только что были рассеяны главные силы врага, настаивали на продолжении атаки безо всяких задержек.

Рыцари продолжили наступление, хотя половина из них двигалась пешим строем, так как многие лишились коней на острых кольях либо специально спешились, чтобы разобрать турецкие заграждения. Двигаясь вперед, они достигли плато на вершине склона, где надеялись увидеть бегущих в панике турецких солдат.

Вместо этого, к великому изумлению французов, на них обрушились свежие силы сипахов, оставленные Баязидом в резерве. Под звуки труб и барабанов и громогласные возгласы турецкая конница ринулась в атаку на измученных рыцарей. Рыцари были опрокинуты и обратились в бегство вниз по склону холма. Остальные остались на месте, отчаянно сопротивляясь наступающим туркам. Неоднократно раненый Вьен, несмотря на преклонный возраст, пытался воодушевить соотечественников, пока не был сражён насмерть.

Турки были готовы убить и самого Жана Бесстрашного, но его телохранитель, бросившись на землю, стал бесшумно умолять турок оставить жизнь его господину. Несмотря на свой решительный настрой, турки были заинтересованы в богатом выкупе, который они могли получить за именитого пленника, а потому сохранили жизнь французскому командиру. Видя пленение командующего, последние рыцари прекратили сопротивление.

В то время как рыцари спускались по склону, преследовавшие их сипахи охватили отступающего противника с флангов. Франко-бургундские войска потерпели полное поражение. Дальнейшие события представляются неясными, хотя и европейские и турецкие источники сходятся в том, что после разгрома французов последовал разгром венгерских войск и их союзников.

По всей видимости, Сигизмунд во главе объединённых сил самоуверенно ринулся на помощь разбитым союзникам. Венгерские войска, прокладывая свой путь сквозь толпы азапов, развязали кровопролитную битву. Решающую роль сыграла атака полутора тысяч сербских рыцарей короля Стефана Лазаревича. Войска Сигизмунда были разбиты. Сигизмунд вместе с Великим магистром Родоса смог сбежать на рыбацкой лодке и добраться до венецианских кораблей, стоявших на Дунае. Сражение было окончено, и остатки армии Сигизмунда капитулировали. Пленных рыцарей турки обезглавили, оставив только 300 наиболее знатных, которых отпустили за большой выкуп.