ГлавнаяИюнь21 июня › Произошла Уманская резня

Произошла Уманская резня

Уманская резня — кульминационный момент гайдамацкого восстания 1768 года, получившего название «Колиивщина». Сопровождалось массовым убийством, по разным оценкам, от 12 до 20 тысяч жителей города Умань и беженцев из его окрестностей.

Узнав о приближении к городу гайдамаков, перешедший на сторону конфедератов польский губернатор Умани Рафал Младанович выслал против них находившийся в городе казачий отряд надворных казаков владельца Умани Салезия Потоцкого под командованием Ивана Гонты.

Но высланный навстречу гайдамакам Гонта перешёл на их сторону, и 18 июня 1768 года силы гайдамаков, соединившись с отрядом Гонты, подошли к Умани и осадили её.

Грекокатолики, поляки и евреи стреляли с городских стен в осаждавших из пушек и ружей, но отстоять город им не удалось, так как в кульминационный момент неопытные в военном деле осаждённые одновременно выстрелили из всех ружей и пушек. Штурм под покровом окутавшего крепость дыма был настолько стремителен, что никто из нападавших не был убит. Но в городе гайдамаки искали учеников украинской школы и истребляли их.

Существует несколько версий последовавших затем событий.

Как отмечает историк С. М. Дубнов, когда гайдамаки ворвались в город, то они

прежде всего бросились на евреев, метавшихся в ужасе по улицам: их зверски убивали, топтали копытами лошадей, сбрасывали с крыш высоких зданий; детей поднимали на концы пик, женщин мучили. Масса евреев, числом до трёх тысяч человек, заперлась в большой синагоге. Гайдамаки приставили к дверям синагоги пушку, двери были взорваны, разбойники проникли в синагогу и превратили её в бойню. Покончив с евреями, гайдамаки принялись за поляков; многих они перерезали в костёле; губернатор и все прочие паны были убиты. Улицы города были усеяны трупами или изувеченными, недобитыми людьми. Около двадцати тысяч поляков и евреев погибло во время этой «уманской резни».

Современник-еврей таким образом описывает зверства гайдамаков над евреями:

Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов… Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним… Трупы убитых евреев десятками тысяч валялись по городу… Их подвергали мучительным истязаниям: рубили, кололи, четвертовали и колесовали, они же с радостью принимали смерть, а Богу своему всё таки не изменили… Малюток отрывали от грудей своих матерей и колесовали.… Один буян заколол на одном чурбане несколько сот евреев… Дети пострадали за грехи своих отцов и матерей. Валявшиеся трупы бросали за лишь от города; ручьи крови всюду виднелись. Трупы сделались добычей свиней и собак. Резня эта продолжалась восемь дней. Спустя несколько времени, Гонта объявил приказ, что никто не смеет скрывать у себя еврея; кто ослушается, голова того будет рассечена.

Однако, по свидетельству очевидцев, после взятия Умани гайдамаки вначале не были настроены кровожадно и были довольно благодушными, всего лишь разоружая осаждённых и никакого насилия в отношении украинцев и других нерусских не было.

Но тут, в какой-то момент к захватившим Умань гайдамакам неожиданно вышла делегация украинской василианской школы, которая в своей речи назвала благодушно настроенных повстанцев «вольными украинцами», «братьями» и обещала им, что их дети и их потомки будут учиться только в украинской школе. Сказанное было воспринято русскими повстанцами весьма негативно. Следует иметь в виду, что сам факт существования духовных и народных школ, неуклонно открывавшихся униатским духовенством с начала XVIII века, в том числе, в соответствии с решениями униатского поместного Замойского собора 1720 года, особенно на фоне существования польского «Проекта ликвидации Руси», которым, в частности, предусматривался переход, русинов, как тогда называли последователей «руськой веры» призывали перейти не только в латинский обряд, но и в польскую национальность, рассматривался населением не как возможность «социального лифта» в существующей общественно-государственной системе, а как попытка воспитания, как назвал их несколько столетий спустя писатель Чингиз Айтматов, «манкуртов» — «Иванов, родства не помнящих», своеобразных польских янычаров. Почувствовав настроение гайдамаков, Гонта, якобы, приказал делегации прекратить такие речи, но те продолжили. В итоге, повстанцы набросились на вышедших к ним преподавателей и учеников, что положило начало беспорядочной резне. Дальше описания зверств совпадают.

По свидетельству очевидцев, которые ценились в то время и которых разобрали и воспитали в крестьянских семьях.

Также необходимо принять во внимание, что помимо поляков и евреев восставшие уничтожали и греко-католиков, а также «множество находившихся в услужении людей греческой веры», кроме того, ранее резня происходила в окрестных сёлах и местечках. Как показал на допросе Зализняк:

Поляков, жидов, а при том и тех, кои и во услужении конфедератов были веры греческой, поколото немалое число, а сколко, заподленно знать не могу, однако думаю не менее, как всех мужеска и женска, даже до сущих младенцев, тысячи две человек … и при том пограблено денег тысячи сто рублёв…

В конечном итоге, подобная жестокость негативно сказалась и на самих участниках резни, вызвав у них моральные страдания, а попавшие в их распоряжение деньги привели к массовым запоям и разложению. Поэтому Т.Г. Шевченко со слов деда и односельчан сильно раздул продолжительность восстания. В длительность восстания историки часто включают время тайных перемещений из окрестностей Матрониного монастыря сподвижников Железняка во все охваченные мятежом Барской конфедерации местности Украины), хотя оно продолжалось 10−14 дней. После известий о выступлении в поход запорожцев, среди которых было много старообрядцев, боялись, что они отомстят за убитых, поэтому отряды немедленно разошлись по домам.

В то же время другие гайдамацкие отряды убивали поляков и евреев в Подолии и на Волыни — в Фастове, Животове, Тульчине и других местах.