ГлавнаяИюль21 июля › Регент династии Цин Доргонь издаёт указ, предписывающий всем ханьским мужчинам брить лоб и заплести остальную часть их волос в косицы, как у маньчжуров

Регент династии Цин Доргонь издаёт указ, предписывающий всем ханьским мужчинам брить лоб и заплести остальную часть их волос в косицы, как у маньчжуров

При жизни свого отца Нурхаци Доргонь получил титул князя третьей степени и пятнадцать рот самого почетного маньчжурского «желтого знамени».

С конца 1643 года Доргонь начал подготовку к очередному набегу на северные провинции Минской империи. Для этого он подтянул к Великой стене 140 тыс. всадников «восьмизнаменной» армии. Вместе с тем со смертью Абахая на плечи Доргоня легло ведение секретных переговоров с крупным китайским военачальником У Саньгуем, который командовал восточной китайской армией со ставкой в крепости Шаньхайгуань представлял на них интересы Минской империи. Последняя была истощена войной на два фронта — против маньчжуров и против восставших крестьян. Династия Мин находилась на краю гибели и искала мира с империей Цин. В Пекине хотели развязать себе руки в Маньчжурии, а затем разгромить повстанческие армии. Предполагалось использовать для этого и грозную конницу «северных варваров».

За эту услугу Пекин обещал часть китайской территории и денежное вознаграждение. Между тем стало ясно, что династия Мин уже не в силах остановить победного наступления миллионной повстанческой армии во главе с «чуанским князем» и крестьянским императором Ли Цзычэном. Регент понял, что создается идеальная обстановка, чтобы захватить Северный Китай вместе с Пекином. Но для этого требовалось перетянуть на свою сторону армию У Саньгуя и в союзе с ним разгромить полчища «бандитов» Ли Цзычэна. 24-25 апреля 1644 г. Ли Цзычэн овладел Пекином. Минский император повесился. И Ли Цзычэн, и Доргонь каждый предлагал У Саньгую перейти на свою сторону. Регент терпеливо ждал, пока неизбежные трения между минским полководцем и крестьянским императором перерастут в открытую войну.

Доргонь заставил У Саньгуя, боявшегося наступления крестьянских войск Ли Цзычэна, присягнуть на верность династии Цин. Затем регент со своей конницей вступил в Шаньхайгуань. Теперь на стороне Цин оказалось до 300 тыс. воинов. В двухдневном генеральном сражении 26 и 27 мая 1644 г. союзники разгромили крестьянское войско под командованием Ли Цзычэна. Решающую роль в сражении сыграла внезапная атака маньчжурской панцирной конницы. Путь на Пекин для Доргоня был открыт. Запретив У Саньгую приближаться к Пекину и даже вступать в него, Доргонь захотел сам овладеть столицей Китая. Это был огромный и хорошо укрепленный город с 6-7-миллионным населением, которое могло оказать маньчжурам упорное сопротивление. Если бы маньчжуров не пустили в город, им бы пришлось брать его штурмом или начать осаду. Доргонь не хотел ни того, ни другого. Ему нужно было мирно овладеть Пекином как будущей столицей Цинской империи.

Доргонь умело воспользовался «манифестом для чиновников и народа», изданным У Саньгуем накануне его предполагавшегося вступления в Пекин. После издания манифеста жители столицы с нетерпением ожидали прибытия войска У Саньгуя. Они были заранее оповещены о вступлении 6 июня 1644 года войск У Саньгуя, который должен был привезти с собой наследника минского престола. Жителям приказали с утра выйти за крепостные ворота, чтобы приветствовать будущего императора династии Мин. Когда же торжественная встреча состоялась, то выяснилось, что привезли не того, кого ждали. А тем временем Доргонь с передовым отрядом «восьмизнаменных» маньчжурских войск беспрепятственно проник во внутренний город через другие ворота. Пекинцы еще не знали, что сюда вошли не китайские воины У Саньгуя, а маньчжуры.

По приказу Дорогоня его воины по всем крепостным стенам столицы водрузили белые знамена и флаги, выдавая себя за китайских солдат У Саньгуя. Даже высшие сановники династии Мин не сразу узнали, что дворцовый комплекс занят «варварами». Все это было неожиданностью не только для простого народа, но и для многих минских чиновников. На следующий день регент сменил китайскую охрану девяти ворот крепостной стены внутреннего города и объявил об отстранении китайских сановников от дворцовых дел. Минские сановники смиренно прибыли в императорский дворец на поклон к князю-регенту. Все они подали ему верноподданнические доклады с прошением взойти на вакантный китайский императорский престол.

Однако Доргонь благоразумно отказался от этой чести и известил столичное население, что в Пекин скоро прибудет новый государь — маньчжурский богдохан. Доргонь ввел в Пекин все новые и новые «восьмизнаменные» части. Когда их оказалось достаточно, изгнал из Внутреннего и Императорского городов все китайское население. Затем повелел всем мужчинам-китайцам соорудить маньчжурскую прическу, обрить головы спереди, а волосы сзади заплести в косу. Чиновникам и прочему служилому люду регент приказал носить одежды маньчжурского образца. 19 октября 1644 года регент Доргонь доставил своего племянника Фулиня в Пекин и через одиннадцать дней провозгласил его императором Китая.

Фулинь был стал третьим монархом Маньчжурского государства и вторым цинским императором — после Абахая, но первым императором Китая, то есть хозяином наследия империи Мин. Правда, подавляющую часть распадающегося Минского государства маньчжурам еще предстояло завоевать.