Книги со скидкой

г.

Американский космический аппарат «Аполлон-11» совершил посадку на Луну

20 июля Нил Армстронг и Эдвин Олдрин перешли в лунный модуль, активировали и проверили все его системы, привели сложенные опоры посадочной ступени в рабочее положение. Майкл Коллинз в бортовой телескоп командного модуля на 12-м витке провёл наблюдение ориентиров на подлёте к основному району прилунения для уточнения данных в системе навигации и времени начала управляемого снижения лунного модуля. После этого «Аполлон-11» получил «добро» на расстыковку командно-служебного и лунного модулей. В начале 13-го витка, когда «Аполлон-11» находился над обратной стороной Луны, «Колумбия» и «Орёл» расстыковались.

Армстронг с помощью двигателей системы ориентации совершил полный поворот лунного модуля вокруг вертикальной оси, Коллинз визуально осмотрел его и сообщил, что опоры посадочной ступени раскрылись нормально. Когда связь с Землёй восстановилась, Армстронг доложил в ЦУП в Хьюстоне о расстыковке. Отвечая на вопрос об ощущениях, он сказал: «У „Орла“ есть крылья». Коллинз заметил, что «Орёл» отлично выглядит, только летит вверх ногами. На что Армстронг ответил: «Кто-то из нас летит вверх ногами». Коллинз отвёл «Колумбию» на расстояние около 1300 м. В конце 13-го витка, над обратной стороной Луны, на 29,8 секунды был включён двигатель посадочной ступени лунного модуля, «Орёл» перешёл на орбиту снижения с апоселением 105,9 км и периселением 15,7 км.

Через восемь с половиной минут после начала торможения, на высоте чуть менее 2 км, начался этап приближения к точке посадки, бортовой компьютер перешёл к выполнению программы, в соответствии с которой управление двигателем посадочной ступени и двигателями системы ориентации осуществляется автоматически, а астронавты могут вручную лишь корректировать ориентацию. «Орёл» начал медленно поворачиваться в вертикальное положение. На высоте 1,5 км при скорости снижения 30,5 м/с Армстронг на некоторое время отключил автоматический режим, чтобы сделать пробную корректировку ориентации, всё работало нормально.

На внутреннее и внешнее стёкла командирского иллюминатора были нанесены шкалы. Пилот лунного модуля диктовал командиру угловые значения, которые показывал дисплей компьютера, и командир смотрел в иллюминатор так, чтобы обе шкалы совместились. Тогда он видел место, в которое автопилот ведёт корабль. Это место можно было изменить движением рукоятки контроллера. Движение контроллера на один шаг вперёд передвигало место посадки на 1/2° дальше по курсу, одно движение в сторону — на 2° влево или вправо, соответственно.

На высоте около 80 метров вертикальная скорость снижения составляла около 0,5 м/с. Олдрин сообщил, что осталось 8% топлива. Ещё через несколько секунд он добавил, что видит тень «Орла» на поверхности Луны. На завершающем этапе захода на посадку лунный модуль был повёрнут примерно на 13° влево от курса, и тень была вне поля зрения Армстронга. В этот момент загорелось предупреждение, что компьютер не получает данных от посадочного радара. Это продолжалось несколько секунд. На высоте 30 метров Олдрин доложил, что топлива остаётся 5% и что загорелось предупреждение. Начался 94-секундный отсчёт, по окончании которого у Армстронга останется только 20 секунд, чтобы посадить корабль или экстренно прервать посадку и взлететь. На высоте 12 метров Олдрин доложил, что поднимается лунная пыль. Но он редко смотрел в иллюминатор. Армстронг же на послеполётном опросе говорил, что впервые заметил поднимающуюся пыль на высоте чуть меньше 30 м. Сначала это выглядело как прозрачный лист летящей пыли, который немного ухудшал видимость. По мере снижения корабля видимость становилась всё хуже. По словам Армстронга, визуальному определению высоты это не очень мешало, но в густой пелене движущейся летящей пыли было очень сложно следить за статичными камнями и, соответственно, определять вертикальную и горизонтальную скорости.

Как вспоминал Армстронг, на высоте около 9 метров «Орёл» по неизвестной причине начал перемещаться влево и назад. С движением назад справиться удалось, но полностью погасить перемещение влево не получилось. Ещё более замедлять снижение или зависать было нельзя, поскольку топлива оставалось совсем мало, и допустимый лимит времени до прерывания посадки был почти исчерпан. Вскоре после того, как Олдрин доложил, что высота 6 м, вертикальная скорость 0,15 м/с, а скорость горизонтального перемещения — 1,2 м/с, Дьюк из Хьюстона предупредил, что остаётся 30 секунд. Через 9 секунд после этого предупреждения Олдрин закричал: «Сигнал контакта!» Это произошло в 20:17:39 UTC 20 июля. Синий сигнал контакта означал, что лунной поверхности коснулся как минимум один из щупов длиной 1,73 м, которые крепились к трём из четырёх опор. Через 1,5 секунды после этого Армстронг заглушил двигатель. На послеполётном опросе он рассказал, что не смог точно определить момента посадки. По его словам, Базз закричал: «Контакт!», но сам он даже не видел загоревшегося сигнала, двигатель работал до самой посадки, потому что она была настолько мягкой, что момент, когда корабль стал на грунт, было сложно определить. После прилунения Армстронг передал Земле: «Хьюстон, говорит База Спокойствия. „Орёл“ сел». Чарльз Дьюк ответил, от волнения оговорившись: «Понял вас, „Свок…“, „Спокойствие“. Вы прилунились. Мы тут все уже было посинели. Теперь мы снова дышим. Спасибо огромное!»

20 июля 1969 года, в 20:17:39 командир экипажа Нил Армстронг и пилот Эдвин Олдрин посадили лунный модуль корабля в юго-западном районе Моря Спокойствия. Они оставались на поверхности Луны в течение 21 часа 36 минут и 21 секунды. Всё это время пилот командного модуля Майкл Коллинз ожидал их на окололунной орбите.

В течение первых двух часов пребывания на Луне Нил Армстронг и Эдвин Олдрин были заняты имитацией предстартовой подготовки, на случай, если по каким-либо причинам возникла бы необходимость досрочно прервать пребывание на Луне. После посадки следующая возможность для взлёта и встречи с «Колумбией» предоставлялась на следующем витке, через 1 час 58 минут. Имитация предстартовой подготовки была включена в полётный план по предложению Олдрина. Для первой посадки это казалось совсем не лишним, но ни один последующий экипаж ничего подобного больше не делал.

Во время небольших пауз астронавты смотрели в иллюминаторы и рассказывали Хьюстону о своих первых впечатлениях. Олдрин рассказал, что цвет поверхности сильно зависит от того, под каким углом на неё смотришь относительно Солнца. По его словам, общего, основного цвета вообще не было. По мнению Армстронга, цвет поверхности в месте посадки был таким же, каким он воспринимался с орбиты при данном угле возвышения Солнца. Он в основном серый, бледно-серый и слегка коричневатый, если смотреть в противоположном от Солнца направлении, и с более тёмными оттенками серого, если смотреть под углом 90° к Солнцу.

Местность вокруг была относительно ровной с большим количеством кратеров диаметром от 1,5 до 15 м и буквально тысячами совсем мелких кратеров диаметром 0,3—0,6 м. Вдали впереди, на расстоянии 1—2 км, был виден холм, хотя расстояние до него было трудно определить. Армстронг сообщил, что звёзд с поверхности не видно совсем, но в стыковочный иллюминатор, расположенный у него над головой, отлично видно большую и яркую Землю. После имитации предстартовой подготовки Армстронг запросил разрешение Хьюстона, вместо отдыха, который стоял следующим пунктом в полётном плане, примерно через три часа начать выход на поверхность. Разрешение было дано меньше чем через полминуты, всем было понятно, что эмоциональное состояние астронавтов всё равно не даст им заснуть. Кроме того, главное событие миссии передвигалось с глубокой ночи по времени восточного побережья США на лучшее эфирное время.