ГлавнаяАвгуст15 августа › Произошло сражение при Лигнице

Произошло сражение при Лигнице

Сражение при Лигнице — битва является одним из наиболее значительных тактических достижений Семилетней войны. Разбив правый фланг австрийской армии, корпус фельдмаршал-лейтенанта барона Лаудона, прусский король Фридрих II сумел избежать окружения и неизбежного при неравенстве сил поражения своего войска.

Тяжёлые поражения 1759 года при Кунерсдорфе и Максене обескровили прусскую армию. Несмотря на все усилия Фридриху не удаётся возместить понесённых потерь. Начиная с 1760 года, основным источником пополнения прусской армии будет насильственная вербовка военнопленных и это несмотря на скверный опыт, который пруссаки уже имели с саксонскими солдатами. Не только количественно, но и качественно прусская армия образца 1760 года значительно уступает той, с которой Фридрих начинал эту войну вторжением в Саксонию. Всё это вынуждает прусского короля в начале кампании 1760 года придерживаться, в основном, оборонительной тактики. В частности, при Лигнице Фридрих охотно избежал бы сражения, но оно было навязано ему австрийцами.

Столкновение противников произошло на сильно пересечённой местности, поросшей густым кустарником, ограниченной небольшими, но трудными для переправы речками Шварцвассер и Катцбах, к северо-востоку от Лигница.

На рассвете 15 августа кавалерийский патруль пруссаков наткнулся на пехоту Лаудона, находящуюся на марше. Фридрих немедленно занялся построением своих войск в боевой порядок, оно ещё не было завершено, как его левый фланг был атакован кавалерией Лаудона. Для Лаудона столкновение с Фридрихом явилось полной неожиданностью, он, как и Даун, исходил из того, что пруссаки пребывают в своём лагере. На оценку новой ситуации ему не было дано времени: начавшееся спонтанно, сражение было в полном разгаре и оставалось лишь довести его до конца. Атака австрийской кавалерии, смявшей гусаров Цитена, была отбита прусскими кирасирами при помощи пехоты, пошедшей в штыковую атаку против всадников. Левый фланг австрийцев, попавший под артобстрел пруссаков, нёс большие потери и не был в состоянии продвинуться вперёд. Какое-то время основную тяжесть сражения выносил австрийский центр, продолжавший наступление, однако, картечью и ружейным огнём и он был остановлен и, затем, отброшен. В 4 часа утра пехота левого фланга пруссаков пошла в контратаку. Потеряв 3000 человек убитыми, Лаудон вынужден был отступить на другой берег Катцбаха. Сражение продолжалось всего 2,5 часа и закончилось в 6 утра убедительной победой пруссаков.

В это время Даун завершил своё обходное движение, не обнаружив врага там, где он, по его расчётам, должен был находиться. Канонады с места сражения, хотя оно было удалено от него всего на несколько миль, он якобы не слышал из-за неудачного направления ветра. О поражении Лаудона он узнал через два часа после окончания сражения. Ласси, который должен был, по плану, ударить в тыл пруссакам, ещё находился в это время в пути, застряв на переправе. Уже через три часа после сражения прусское войско было построено в маршевую колонну и выступило в направлении к Одеру.

Поражение австрийцев было обусловлено, в первую очередь, просчётами их разведки, не сумевшей обнаружить ухода противника, а, также, недостатками штабной работы: планом Дауна оставление Фридрихом лагеря не предусматривалось, альтернативные варианты развития ситуации не были учтены. Лаудон обвинял в своём поражении Дауна и Ласси, с обоими он был в неприязненных отношениях, не пришедших ему на помощь. В то же время, именно опасение перед появлением Дауна заставило Фридриха отказаться от преследования Лаудона, несмотря на то, что он имел реальную возможность полностью уничтожить разбитого противника.

Победив в сражении, Фридрих, однако, ещё не полностью избежал опасности: корпус Чернышёва мог перегородить ему дорогу на Бреслау и тогда он снова оказался бы между молотом и наковальней, между русскими и австрийцами. В этой связи огромным облегчением для прусского короля стало известие, полученное им на следующий день, о том, что Чернышёв, уклоняясь от встречи с ним, переправился обратно на другую сторону Одера. Вскоре стало известно, что и Даун, потерпев поражение и вновь утратив воинственный пыл, вместо того, чтобы следовать за Фридрихом, направился в сторону Швейдница.

В этот момент прусский король, окрылённый одержанной после стольких неудач и поражений победой, окончательно уверовал в то, что Провидение находится отныне на его стороне. В одном из частных разговоров того времени он, по свидетельству хрониста, подробно перечисляет всю цепь непредвиденных и непредсказуемых случайностей, начиная с оставления лагеря под Лигницем в ночь перед австрийским наступлением, которые привели к победе при Лигнице и последующим за ней событиям, и выражает свою твёрдую убеждённость в том, что дело тут явно не обошлось без божественного вмешательства.

В Вене уход Дауна к Швейдницу был воспринят с возмущением: Даун уклонялся, тем самым, от объявленной цели кампании, соединения с русскими союзниками. Русские войска отошли к Польше. Салтыков имел все основания обвинить Дауна в срыве союзнического плана. Уже спустя две недели после победы при Лигнице прусский король, усилив себя частью корпуса брата, следует за Дауном. Их роли переменились: теперь Даун является преследуемым, а Фридрих- преследователем.

Недорого купить печенье без молока в Кораблике