ГлавнаяНоябрь14 ноября › Два ревельских ратмана сообщили из Новгорода в Ревель, что с Великим Новгородом заключено соглашение о восстановлении старого крестоцелювания

Два ревельских ратмана сообщили из Новгорода в Ревель, что с Великим Новгородом заключено соглашение о восстановлении старого крестоцелювания

Вражда между Новгородом и ганзейским купечеством, начавшаяся в 1416 г., длилась в течение почти двух лет.

Однако длительный перерыв торговых связей был невыгоден как для Новгорода, так и для ливонских городов, и у сторон возникает стремление к урегулированию конфликта. Генрих Бемен, представитель рата Дерпта, в начале 1417 г. находившийся в Новгороде, сообщил при своем возвращении, что один знатный новгородский купец посоветовал ему, чтобы города послали в Новгород посла с запросом: желает ли Новгород возобновить торговлю с немецким купечеством?

Летам 1417 г. новгородские послы вели переговоры с представителями ливонских городов в Риге и в Дерпте. Повидимому, в результате этих переговоров была подготовлена почва для приезда послов ливонских городов в Новгород с целью урегулирования всех спорных дел.

Послы ливонских городов прибыли в Новгород осенью 1417 г. 14 ноября 1417 г. два ревельских ратмана сообщили из Новгорода в Ревель, что с Великим Новгородом заключено соглашение о восстановлении старого крестоцелювания. Заключение мира в 1417 г. кратко отмечено и Новгородской летописью:

А в то время взяша Новгородци миръ с Ньмци.

Как явствует из текста письма ревельских ратманов, мир 1417 г. лишь подтверждал условия прежних новгородско-ганзейеких договоров, не внося в них никаких изменений. Новгородцы, повидимому, отказались от своих «противоречащих старому крестоцелованию», по немецкой терминологии, требований.

Чем была вызвана внезапная уступчивость Новгорода: экономической блокадой, к которой прибегла Ганза, или тяжелым положением, в котором находился в это время Новгород из-за свирепствовавшего с необычайной силой мора, или тем, что в правящих кругах Новгорода сожаление о теряющихся, вследствие перерыва в торговле с немцами, прибылях взяло верх над соображениями дальновидной политики — решить трудно. Как бы то ни было, усилия новгородцев, направленные к ограничению ганзейских привилегий, и на этот раз оказались безуспешными.