Сражение под Прохоровкой

Сражение под Прхоровкой — сражение между частями германской и советской армий в ходе оборонительной фазы Курской битвы. Произошло 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги в полосе Воронежского фронта, в районе станции Прохоровка на территории совхоза Октябрьский. Некоторыми представителями Генштаба ВС СССР считается одним из крупнейших в военной истории сражением с применением бронетанковых сил.

Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли генерал-лейтенант Павел Ротмистров с советской стороны и оберстгруппенфюрер СС Пауль Хауссер — с немецкой.

Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

Первое столкновение в районе Прохоровки произошло вечером 11 июля. По воспоминаниям Павла Ротмистрова, в 17 часов он вместе с маршалом Василевским во время рекогносцировки обнаружил колонну танков противника, которые двигались к станции. Атака была остановлена силами двух танковых бригад.

В 8 утра следующего дня советская сторона провела артподготовку и в 8:15 перешла в наступление. Первый атакующий эшелон насчитывал четыре танковых корпуса: 18-й, 29-й, 2-й и 2-й гвардейский. Второй эшелон составлял 5-й гвардейский мехкорпус.

В начале сражения советские танкисты получили некоторое преимущество: восходящее солнце слепило наступавших с запада немцев. Очень скоро боевые порядки смешались. Высокая плотность боя, в ходе которого танки сражались на коротких дистанциях, лишила немцев преимущества более мощных и дальнобойных пушек. Советские танкисты получили возможность прицельно бить в наиболее уязвимые места тяжело бронированных немецких машин.

Когда советские танки во время контратаки вышли на дистанцию прямого выстрела своих орудий и их встретили плотным огнём противотанковые орудия немцев, танкисты были просто ошеломлены. Под ураганным огнём было необходимо не только вести бой, но прежде всего психологически перестраиваться от рывка вглубь обороны противника к позиционной борьбе со средствами ПТО противника.

Южнее основного сражения наступала немецкая танковая группа «Кемпф», которая стремилась зайти наступающей советской группировке в левый фланг. Угроза охвата заставила советское командование отвлечь на это направление часть своих резервов.

Около 13 часов немцы вывели из резерва 11-ю танковую дивизию, которая совместно с дивизией «Мёртвая голова» нанесла удар по советскому правому флангу, на котором находились силы 5 гвардейской армии. Им на подмогу были брошены две бригады 5 гвардейского мехкорпуса и атака была отбита.

К 14 часам советские танковые армии стали теснить противника в западном направлении. К вечеру советские танкисты смогли продвинуться на 10—12 километров, оставив, таким образом, поле сражения у себя в тылу.

Местность, в которой воевали войска 11 июля, по всему фронту была очень сильно пересеченная: с глубокими балками, оврагами, поймами рек и железнодорожными насыпями. По обстановке на 10 июля, наступление из района свх. Комсомолец было наиболее предпочтительным для танкового удара. Однако к вечеру 11 июля 2-й гренадерский полк дивизии СС «Лейбштандарт» уже вышел на окраины Прохоровки, лишив 5 гв. ТА всех преимуществ маневра. Армия вынуждена была наступать поэшелонно в двух возможных очень узких местах, в обход глубокой балки:

  • На деревню Васильевка, вдоль реки Псёл.
  • через свх. Октябрьский, вдоль железнодорожной насыпи, форсируя свой собственный противотанковый ров, пройденный немцами днем ранее.

Таким образом, с учетом рельефа местности и прибытия 5 гв. ТА под Прохоровку, других возможностей для концентрированного удара танковыми частями на 11 июля просто не было. Особенно во фланг наступаюшему 2 тк СС.

Тем не менее, немецкое наступление закончилось неудачей, и больше таких масштабных атак немцы под Курском не предпринимали.

Потери советских танкистов составили не менее 270 машин в утреннем бою и ещё несколько десятков в течение дня — по воспоминаниям немцев небольшие группы советских танков и даже отдельные машины появлялись на поле боя до вечера. Вероятно, это подтягивались отставшие на марше. С ними боролась уже противотанковая артиллерия, бронетехника была отведена и замаскирована.

Тем не менее, выведя из строя четверть танков противника, советские танкисты вынудили его остановиться и, в конечном счёте, отказаться от наступления.

2-й танковый корпус Пауля Хауссера был переведён в Италию.

Советские армии были вынуждены перейти к обороне. После организованного отвода немецких войск советские войска вернулись на ранее оставленные позиции.