Книги со скидкой

г.

Ночь казнённых поэтов в Москве

Дело Еврейского антифашистского комитета — один из эпизодов послевоенных политических репрессий в СССР.

Дело было возбуждено в отношении группы еврейских общественных деятелей СССР — членов Еврейского антифашистского комитета в 1948 году и продолжалось до 1952 года. 13 из 15 обвиняемых по уголовному делу С.А. Лозовского, И.С. Фефера и других руководителей были расстреляны 12 августа 1952 года. Всего по делу ЕАК было репрессировано 125 человек, в том числе 23 были расстреляны и 6 умерли в ходе следствия. Впоследствии все осуждённые по этому делу были реабилитированы. Историки рассматривают дело ЕАК как проявление политики государственного антисемитизма в СССР.

После процесса все осуждённые направили в Президиум Верховного Совета СССР просьбы о помиловании, однако 7 августа они были отклонены. 12 августа приговор был приведён в исполнение. Эта дата вошла в еврейскую историю как «ночь казнённых поэтов», хотя из 13 расстрелянных было 4 поэта и 1 прозаик. Из членов ЕАК погибли 24 человека и ещё несколько десятков были отправлены в лагеря и на поселение.

Дело ЕАК было лишь верхушкой множества связанных с ним дел и антиеврейских репрессий. В частности, в связи с делом ЕАК было арестовано всё руководство Еврейской автономной области.

Всего в связи с уголовным делом Еврейского антифашистского комитета было в 1948—1952 годах репрессировано 125 человек, в том числе приговорено к высшей мере наказания — 23, к 25 годам исправительно-трудовых лагерей — 20, к 20 годам ИТЛ — 3, к 15 годам ИТЛ — 11, к 10 годам ИТЛ — 50, к 8 годам ИТЛ — 2, к 7 годам ИТЛ — 1, к 5 годам ИТЛ — 2, к 3,5 годам ИТЛ — 1, к 10 годам ссылки — 1, умерло в ходе следствия — 6, прекращены дела после ареста в отношении 5 человек, да и то лишь после смерти Сталина.

До ноября 1955 года никакой информации о судьбе казнённых не было, а советские представители продолжали лгать зарубежным коллегам. Так, Борис Полевой осенью 1955 года в Нью-Йорке заявил Говарду Фасту, что Лев Квитко по-прежнему живёт в Москве со своей семьёй. Аналогичную ложь зарубежным коллегам рассказывали и другие советские писатели, в частности Арон Вергелис. О расстреле зарубежная пресса сообщила лишь в марте 1956 года.