Китайский флотоводец Чжэн Хэ пустился в плавание к берегам Африки

Путешествия Чжэн Хэ — семь плаваний огромного китайского флота в Юго-Восточную Азию и Индийский океан в 1405—1433 гг., во времена правления императоров Чжу Ди и Чжу Чжаньцзи династии Мин. Руководителями плаваний были императорские евнухи: либо единолично Чжэн Хэ, либо Чжэн Хэ и Ван Цзинхун. Флот следовал по важнейшим торговым путям вокруг Азии, достигнув в своих первых трёх плаваниях Южной Индии, а в следующих четырёх и побережья Персидского залива. Отдельные эскадры флота также посетили многие порты на аравийском и африканском берегах Аравийского моря.

Считается, что главной целью путешествий были поднятие престижа Минской империи и введение заморских государств в традиционную систему вассальных отношений с Китаем.

Треть столетия (1402—1435 годы), в течение которой на минском троне восседали императоры Чжу Ди (Юнлэ) и его внук Чжу Чжаньцзи, была во многих отношениях весьма необычным периодом для почти трёхсотлетней истории династии Мин. По сравнению как со своими предшественниками, так и преемниками режим Чжу Ди отличался энергичной военной и дипломатической деятельностью, направленной на усиление влияния «Срединного Государства» — то есть китайской Минской империи — во всех четырёх сторонах света. За двадцать с небольшим лет царствия Чжу Ди его высокопоставленные посланцы посетили практически всех ближних и дальних соседей минского Китая, стараясь обеспечить хотя бы формальное, а иногда и реальное признание ими китайского императора как своего господина.

По мнению историков, среди причин организации этих экспедиций было как желание Чжу Ди получить международное признание Минской династии, пришедшей на смену монгольской династии Юань, как новой правящей династии «Срединного государства», так и утверждение законности его собственного пребывания на троне, узурпированном им у своего племянника Чжу Юньвэня. Последний фактор, возможно, усугублялся хождением слухов, что тот отнюдь не погиб при пожаре нанкинского императорского дворца, а смог бежать и скрывается где-то в Китае или за его пределами. Официальная «История Мин» утверждает, что розыск пропавшего императора был одной из целей и для экспедиций Чжэн Хэ. Кроме того, если бы Чжу Юньвэнь оказался жив и искал поддержки за рубежом, экспедиция Чжэн Хэ смогла бы помешать его планам и показать, кто в Китае является подлинным властителем.

Другим важным мотивом, побудившим Юнлэ предпринять широкомасштабные морские экспедиции и улучшить контакты с соседями по континенту, было желание оживить внешнюю торговлю Китая, заглохшую за годы изоляционистского режима Чжу Юаньчжана. В то время, как налоговое бремя, возлагавшееся на крестьян, было уже достаточно тяжким, Чжу Ди полагал, что именно внешняя торговля сможет послужить прибыльным источником для пополнения императорской казны. К тому же в первые годы правления Чжу Ди в результате походов Тамерлана оказались закрыты привычные сухопутные пути торговли с Центральной Азией. Некоторые историки полагают, что одной из первоначальных целей посылки морских экспедиций в Индийский океан мог быть поиск потенциальных союзников против империи Тамерлана; впрочем, эта цель вскоре потеряла актуальность, так как Тамерлан умер вскоре после того, как пошёл войной на Китай, а с его наследником, Шахрухом, отношения у Юнлэ вскоре наладились.

Как бы то ни было, с географической точки зрения внешняя политика режима Юнлэ была поистине всесторонней. На востоке многочисленные китайские и корейские посольства пересекали Жёлтое море, чтобы подтвердить вассальную зависимость Кореи от Минской империи. На западе посланцы минского императора посещали двор Тамерлана и его преемника Шахруха в Самарканде и Герате и приглашали тибетского кармапу в Нанкин.

На севере императором Юнлэ было проведено пять военных кампаний для подчинения монголов и организовывалась меновая торговля с «мирными» монголами, а флот евнуха-адмирала Ишихи спускался до низовий Амура, объявляя тамошних чжурчжэней данниками минской империи.

Кроме внешнеполитических целей, экспедиции Чжэн Хэ призваны были произвести картографическую съемку местности и носили в какой-то мере научный характер. Особенно важным представлялся поиск и отбор экзотических животных и растений, представлявших интерес для медицины.

Строительство кораблей для экспедиций Чжэн Хэ, по всей вероятности, было лишь частью обширной судостроительной программы, развёрнутой в первые годы эры Юнлэ. Согласно осторожным подсчётам специалиста по минской военной и морской истории Эдварда Дрейера, флот экспедиций Чжэн Хэ состоял, как правило, приблизительно из 250 судов: 40—60 огромных «кораблей-сокровищниц» и около 200 судов обычных для китайских моряков и корабелов того времени размеров.

Строительство «кораблей-сокровищниц» развернулось на судоверфи Лунцзян. Это огромное предприятие расположилось прямо под стенами Нанкина — столицы империи Мин того времени, на реке Циньхуай близ её впадения в Янцзы. Достоверной информации об этих судах сохранилось очень мало, но согласно существующей исторической традиции, закреплённой в «Истории Мин», крупнейшие из этих судов были поистине огромны, имея 44 чжана в длину и 18 чжанов в ширину. Об осадке этих судов минские источники ничего не сообщают, но историки полагают, что она была близка к максимально возможной для их прохода по Янцзы из Нанкина в море.

Хотя историки продолжают спорить, до какой степени можно верить данным о размерах этих судов, содержащимся в «Истории Мин», многие авторы как в Китае, так и за его пределами, полагают, что они вполне могли соответствовать действительности. Если это действительно так, то широкие и плоскодонные суда-сокровищницы в несколько раз превосходили по размерам современные им европейские корабли. Они в два раза превосходили по длине и в несколько раз по водоизмещению крупнейшие европейские парусные деревянные суда — трехдечные линейные корабли XVIII — начала XIX веков. Они были сравнимы по длине с крупнейшими когда-либо существовавшими парусными судами, например, такими парусными гигантами начала XX века как «Пруссия»; однако эти гораздо более поздние суда имели стальные корпуса и вспомогательные паровые машины для контроля парусов. Осадка «сокровищницы», видимо, была лишь ненамного меньше «Пруссии» (8,26 м), но минский гигант был в три раза шире германского винджаммера (16,3 м).

Историки считают, что флот Чжэн Хэ, построенный на основе принципов, разработанных китайскими корабелами в условиях прибрежных морей, был главным образом рассчитан на путешествия по сравнительно спокойным прибрежным водам и эстуариям Восточной и Южной Азии. Его самые длинные переходы в открытом море были через Южно-Китайское море, Бенгальский залив и Аравийское море — то есть по традиционным торговым путям с хорошо известным и более или менее предсказуемым режимом стабильных муссонных ветров, где в благоприятных условиях флот двигался со средней скоростью до 2,5 узлов (4,6 км/ч). Однако на таких судах едва ли можно было плавать, например, в Ревущих сороковых, вокруг мыса Горн.

Личный состав экспедиций состоял из около 27—28 тысяч человек. В некоторых путешествиях флот делился на эскадры, которые двигались раздельно.