ГлавнаяСентябрь1 сентября › Испанский отряд из 190 человек отправился в поход через сельву в поисках Южного моря, золота и жемчуга

Испанский отряд из 190 человек отправился в поход через сельву в поисках Южного моря, золота и жемчуга

Испанцам противостояли не только племена индейцев, не пропускавшие иноземцев в свои владения, но и, казалось, сама природа. Экспедиция с огромным трудом пробиралась сквозь лесную чащу, полную испарений и запахов гнили, где вершины могучих деревьев закрывали небо.

Повсюду вились мириады разноцветных насе­комых.

Они впивались в тело и быстро раздувались кро­вавыми пузырями. Их можно было оторвать лишь с кусочками кожи. Эти места мгновенно воспалялись и становились саднящими язвами. Среди листвы появлялись и исчезали пестрые птицы, болтали обезьяны, квакали древесные лягушки, шелестели ящерицы и змеи. По лианам и стволам деревьев прилежные муравьи-листорезы волокли в свои жилища на земле кусочки листь­ев.

А вокруг летали огромные, необыкновенно яркие по окраске бабочки морфо. Здесь испанцы впервые уви­дели редкую по красоте белую орхидею с толстыми барха­тистыми лепестками. Впоследствии белая орхидея, ко­торая цветет один раз в году — в августе, стала нацио­нальным символом Панамы.

Испанцы углублялись в неведомое, постоянно ожидая нападения. Их мучила жажда. Они не знали, как вос­пользоваться тем, что имелось в сельве, чтобы приглу­шить голод, остановить кровь, вылечить лихорадку, спастись от укусов ядовитых змей. Секреты сельвы были хорошо известны проводникам-индейцам, умевшим по­лучать свежую воду из «молочного» дерева, из трост­ника, растущего вокруг некоторых деревьев. Они ловко взбирались на высокие пальмы за кокосовыми орехами, полными вкусной и питательной жидкости. Индейцы знали, какая нужна для лечения кора и трава. Они, ка­залось, никогда не уставали, мало ели и пили и ни на что не жаловались... Им хватало пучка трав, горсти маиса.

Через 25 дней после начала похода, потеряв почти две трети отряда, испанцы под предводительством Баль­боа пересекли перешеек. Они были первыми европейца­ми, совершившими этот переход. Сейчас он занимает от двух до трех дней. Но тогда испанцы шли наощупь, сти­рая еще одно «белое пятно» с географической карты. На рассвете, когда на землю упали первые лучи солнца и птицы задавали обычный в этих широтах пронзительно громкий концерт, Бальбоа поднялся один на вершину холма. Оттуда он увидел огромное водное пространство, доселе неведомое испанцам море, которое сливалось вда­ли со светло-серым небом. Предводитель не торопился делить радость первооткрывателя. Он хотел насладить­ся ею, осознать значение свершенного. Но мысли о сию­минутном, о личном интересе мешали. Да и мог ли кон­кистадор сразу дать всестороннюю оценку тому, что люди много позднее назовут важным шагом в познании мира и человечества.

Оставшиеся в живых 67 испанских сол­дат свалили дерево, сделали из него крест и написали на нем имена испанских королей. От имени правителей Кастильи конкистадоры провозгласили, что вступают во владение «открытыми» ими землями. Спус­тившись с холма, они повторили ту же церемонию на бе­регу Тихого океана, который назвали Южным морем. Бальбоа с испанским флагом в одной руке и шпагой в другой зашел по колено в воду и выкрикнул ветру те же слова о «правах» испанской короны на острова, воду и «твердую землю» перешейка. Так началась долгая эпоха колониального владычества Испании в Панаме.